Джейн Остин. Жизнь, прожитая в романах

Джейн Остин. Жизнь, прожитая в романах
Фото commons.wikimedia.org

16 декабря 1775 года родилась Джейн Остин – «мисс английский роман» и «первая леди» английской литературы. Могла ли эта одаренная творческим и редким психологическим талантом девушка предположить, что ее романы будут иметь такой колоссальный успех, а на их основе будут сняты десятки картин? Вряд ли, поскольку в ее времена писательский труд женщин считался неприличным. «Гордость и предубеждение», «Доводы рассудка», «Мэнсфилд-парк», «Чувство и чувствительность», «Эмма», «Нортенгерское аббатство» – лучшие романы писательницы изданы миллионными тиражами и получили мировое признание уже после ее смерти, а в учебных заведениях Великобритании они включены в обязательную программу. Персонажи Джейн Остин, их характеры и взаимоотношения не утратили актуальности и сейчас – в этом и кроется секрет популярности автора. А вопрос, как могла девушка без большого жизненного опыта настолько тонко, глубоко и остро проникать в психологию отношений между мужчинами и женщинами, а также в мотивы поступков людей, так и останется без ответа.

Таинственная Джейн Остин

Составить полное и правдивое представление о ее жизни сегодня почти невозможно. Достоверной информации мало, поскольку все письменные свидетельства, которые могли бы пролить свет на реальное положение вещей, были тщательно отредактированы и купированы членами семьи – из лучших побуждений. Нет ясности и относительно внешности Джейн. Например, по мнению ее кузины Филадельфии, Джейн «совсем не хорошенькая, она чопорна для своих 12 лет, капризна и неестественна». А миссис Митфорд, одна из друзей семьи, уверена в противоположном: Джейн – «самая очаровательная, глупенькая и кокетливая стрекоза и охотница за женихами, каких случалось видеть в жизни». И вот еще мнение: из Джейн выросла «прямая, как палка, серьезная и молчаливая фанатичка», и только издание «Гордости и предубеждения» заставило весь свет посмотреть на нее совсем иначе и увидеть в ней бриллиант, которого, правда, побаиваются: острый язычок и проницательность, да притом еще себе на уме, – это поистине страшно!
И наоборот, брату ее близкой подруги она очень нравилась, поскольку «привлекательна, хороша собой, тонка и изящна, только щеки несколько кругловаты». Сохранилась всего пара ее портретов, подлинность которых вызывает вопросы, и только набросок, выполненный сестрой Джейн Кассандрой, признан всеми. Однако обо всем по порядку.

Дом-музей Джейн Остин в Чаутоне 123rf.com

Семья

Зима 1775 года выдалась очень суровой, поэтому Джордж Остин и Кассандра Ли смогли крестить свою новорожденную девочку, родившуюся 16 декабря, только в апреле. В церкви городка Стивентон графства Хэмпшир ей дали имя Джейн. Она была предпоследним ребенком в семье, у нее было шесть братьев и одна сестра.
Отец был весьма образованным человеком и служил ректором в двух англиканских приходах, а мать принадлежала к старинной аристократической фамилии, потерявшей большую часть своего когда-то немалого состояния. Оба питали склонность к литературе, а Кассандра даже писала стихи, посвященные членам семьи.
Писательский дар унаследовал также старший брат Джейн, Джеймс, который с юных лет сочинял стихи и прозу, но позже оставил это занятие, уйдя в религию и приняв сан. Следующий за ним ребенок, Джордж, был больной темой для семьи, поскольку имел ментальные проблемы и так и не научился разговаривать. Именно потому все ближайшие родственники (и Джейн в том числе) выучили язык глухонемых, чтобы общаться с ним. Эдвард, третий сын, рос в приемной семье состоятельных родственников Остинов, у которых не было своих детей. Генри Томас, четвертый и любимый брат Джейн, прожил весьма яркую и насыщенную жизнь. Ему не передались такие семейные черты, как сдержанность и стабильность. Он регулярно страстно загорался чем-нибудь новым и так приобрел несколько специальностей. Сначала он увлекся армейской жизнью, затем – финансами и даже стал банкиром. Он то делал состояние, то терял его. Однако эти метания по полюсам жизни в итоге утомили его и привели туда, где осел сначала отец, а затем и старший брат, – в лоно церкви. Фрэнсис Уильям и Чарльз Джон стали военными моряками и дослужились до адмиральского чина. Что же до Кассандры, сестры были ближайшими подругами, поверенными во всех тайных делах друг друга.

commons.wikimedia.org

Образование и первый писательский опыт

Сестры получили хорошее образование, сперва в школе, а потом дома. С учебными заведениями не задалось с самого начала. Кассандра и Джейн учились и в Оксфорде, и в Саутгемптоне, и в Рединге, но вынуждены были покинуть их все. Директриса Оксфордской школы отличалась столь лютым нравом, что выжить было сложно. Вдобавок обе заразились там тифом, оказавшись на грани жизни и смерти, и сочли за лучшее уйти в другую школу. В Рединге все было с точностью до наоборот: директриса, добрейшей души дама, заботилась о вверенных ей девочках как о собственных детях, но вопросы учебы и знаний волновали ее слабо. Поэтому отец, очень ценивший образование, решил вернуть их домой и заниматься с ними самостоятельно, в чем и преуспел. Богатейшая библиотека классической литературы, интеллектуальные беседы, обсуждение и анализ прочитанного превратили их в очень образованных девушек. Кроме того, все обожали театр и ставили спектакли дома, по большей части комедии. Там, скорее всего, и пробудился сатирический талант Джейн.
Писать она начала в 14 лет – с небольших остроумных пародий на современную литературу, которые читала в семейном кругу. Как и мать, она посвящала их близким людям. Все они были впоследствии бережно собраны родными и изданы в полном собрании сочинений под названием «Юношеские сочинения». Одно из них, повесть «Любовь и дружба», удостоилось отзыва Вирджинии Вульф, назвавшей ее «на диво недетской» и отметившей «пронзительную ноту насмешки». По ее утверждению, в ритме и законченности фраз Джейн уже ощущается настоящая писательница. В возрасте 20–23 лет Остин написала «Три сестры», «Историю Англии» и «Прекрасную Кассандру».
Кроме книг и чтения, Остин обожала театры, картинные галереи, веселье, балы, красивую одежду, шляпки, кавалеров и прочие дамские радости. Ее письма написаны с детальным описанием вышеперечисленного. Выбираться в Лондон ей удавалось нечасто, почти вся жизнь прошла в небольших городках: Стивентоне, Бате, Чотэне, Уинчестере.

commons.wikimedia.org

Личная жизнь и завеса тайны

Замуж Джейн так и не вышла. В 20 лет она влюбилась в молодого человека, жившего по соседству. Томас Лефрой учился на юриста и готовился стать судьей. В ее представлении он был «настоящим джентльменом», как она называла его в письмах сестре Кассандре.
Вместе с тем она была в эпистолярной связи с Лефроем, пока писала свой роман «Гордость и предубеждение». Исследователи творчества Остин не без оснований предполагают, что именно Лефрой стал прототипом мистера Дарси. Кроме того, сюжет другого ее романа – «Доводы рассудка» – очень напоминает эту историю.
Обе семьи сочли этот союз неразумным для каждой стороны, поскольку ни одна не была богатой, и брак не состоялся. Прошло какое-то время, и Лефрой занял кресло Верховного судьи Ирландии, получил титул лорда и женился на богатой наследнице. Позже он назвал свои чувства к Джейн «детской любовью». Этот горький опыт денежных интересов при заключении брака постоянно муссировался в каждом ее произведении.
Конечно, это был не единственный роман в ее жизни. Как-то летом, отдыхая на море, Джейн познакомилась с молодым теологом Сэмом Блэкелом. Сезон закончился, пара условилась встретиться следующим летом, но Сэм не приехал. Неизвестно, по какой точно причине: то ли он скончался от болезни, то ли женился на другой.
А Джейн постоянно писала о своих переживаниях сестре. К сожалению, Кассандра, думая проявить тактичность, уничтожила огромное количество писем. Она, по всей вероятности, считала недопустимым их попадание не то что в чужие руки, но даже к родственникам, чтобы «младшие племянницы не читали ни одного иногда резкого или откровенного комментария Джейн Остин о соседях или членах семьи». И сейчас нам остается только догадываться, что же на самом деле происходило в жизни великой романистки.
Такой же подход проявили в дальнейшем и остальные члены семьи, что, конечно, очень обеднило биографическую картину Джейн Остин. Вместе с ростом популярности писательницы и возрастанием интереса к ее жизни родственники из следующих поколений планомерно уничтожали или редактировали как ее наследство, так и мемуары. Так, «Биографические заметки» 1812 года, принадлежащие перу ее брата Фрэнсиса, лишились подробностей семейной жизни. Такая же участь постигла «Мемуары Джейн Остин», написанные ее племянником и опубликованные в 1869 году. Здесь часть деталей была изъята, а часть – отредактирована. То же самое произошло с изданной в 1913 году биографией Уильяма и Ричарда Артура Остин-Ли «Джейн Остин: ее жизнь и письма».
В действительности сработал вовсе не злой умысел, а желание приукрасить образ писательницы – «доброй тихой тети Джейн». Она должна была выглядеть как счастливая женщина, живущая в благополучной и любящей семье. Словом, нужна была идеальная глянцевая картинка. Между тем, как и в любом роду, здесь были свои темные страницы. Иначе откуда у девушки, лишенной большого круга общения и личной жизни, такой тонкий психологизм, такая осведомленность о темных сторонах жизни, корыстных мотивах поступков, особенно в брачных вопросах?

Жизнь в чепце

Однажды Джейн чуть было не вышла замуж. Как-то она гостила у семьи Бигов (ей было почти 27 лет, что по тем временам считалось довольно солидным возрастом), и через несколько дней Харрис Биг Уитер, друг ее детства, сделал ей предложение руки и сердца. Сначала она согласилась выйти замуж за 21-летнего выпускника Оксфорда, но не прошло и дня, как передумала. О причинах столь скоропалительного решения можно только догадываться. Здравый смысл подсказывает, что это была выгодная партия для писательницы, ведь Биг был богат, и брак мог бы обеспечить ей и всей ее семье безбедное существование. Вместе с тем племянница Джейн описывала Харриса как весьма непривлекательного молодого человека – простоватого, неуклюжего, бестактного заику. Комментариев об этом эпизоде нет.
Скорее всего, Джейн ни испытывала никаких чувств к нему и предпочла судьбу старой девы. В 30 лет она решила, что если с замужеством ничего не получается, то и стараться незачем. По принятой в те времена в Англии традиции она надела чепец, дав понять, что больше не ищет женихов.
Кассандру ждала та же участь. Ее жених Том Фаул уехал в Вест-Индию и умер там от желтой лихорадки. Девушка решила сохранить память о нем и больше ни с кем не встречалась.

Мемориальная доска Джейн Остин в Уинчестерском соборе commons.wikimedia.org

Триумф и смерть

Первые публикации и настоящий триумф пришли к Джейн Остин в возрасте 36 лет. Едва ли не самый ее знаменитый роман «Чувства и чувствительность» наконец дошел до широкой публики, в то время как писался для семейного круга. Прошел всего год – и вот в 1812 году на свет появился новый роман – «Гордость и предубеждение». До 1816 года писательница закончила еще три романа – «Мэнсфилд-парк», «Эмма» и «Доводы рассудка».
Джейн стала настоящей гордостью семьи. Переговоры с издателями и финансовые проблемы взяли на себя братья, ей же оставалось только работать и придумывать новые истории. Только делать это она всегда предпочитала в тайне почти от всех, писала на небольших кусках бумаги, чтобы успеть их спрятать, если кто-то зайдет в комнату. Специально для оповещения о визитерах была оставлена скрипучая дверь. Почему? Просто в те времена, как уже упоминалось, женщине не пристало заниматься писательством. Именно поэтому свои первые романы Остин подписывала «Леди». Читатели узнали автора любимых романов только после ее смерти из предисловия, написанного Генри Остином к двум произведениям – «Доводы рассудка» и «Нортенгерское аббатство».
Джейн ушла из жизни 18 июля 1817 года в Уинчестере на руках у Кассандры. Ей был 41 год. У нее остался незавершенный роман «Сэндитон». Благодаря родственникам, собравшим все написанное ею, ровно через 100 лет после ее смерти было издано полное собрание сочинений.

Дом-музей Джейн Остин commons.wikimedia.org

В литературе Джейн Остин была настоящим пионером. Ее талант признавали Оноре де Бальзак и Уильям Теккерей. Вальтер Скотт в рецензии на роман «Эмма» написал: «Тончайшее прикосновение, благодаря которому даже пошленькие события и характеры становятся интересными от правдивости описаний и чувств». В отличие от них, Марк Твен, мягко говоря, недолюбливал ее, саркастически говоря, что идеальна та библиотека, «которая не содержит тома Джейн Остин».
По мнению же многих современных авторов, «Гордость и предубеждение» является лучшим любовным романом всех времен и народов.

Подготовила Ясмин Шамцян

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.