Байрон и Бернс: короткая жизнь и вечная слава
18/01/2022 22:53

Байрон и Бернс: короткая жизнь и вечная слава

Великобритания
искусство
культура
шотландия
123rf.com

22 и 25 января — дни рождения поэтов, без которых невозможно представить мировую литературу: Джорджа Гордона Байрона и Роберта Бернса. Их объединяют талант, борьба за свободу, страсть к жизни и смерть в молодые годы — в 36 и 37 лет соответственно. Происхождение, образ жизни, темы произведений и язык творчества — все на противоположных полюсах. Однако Байрон сделал то, что не удалось ни одному поэту: стать образом эпохи и породить совершенно особое явление — байронизм.

Джордж Гордон Байрон

Байрон, захвативший Европу своим романтизмом и «мрачным эгоизмом», на закате своей недолгой, но бурной жизни превратился в едкого сатирика. Он страстно влюблялся — в женщин и мужчин, шокировал общество своими пороками, с такой же страстью творил и вводил моду на своих героев, изучил армянский язык за полгода, отдал все состояние на борьбу Греции за независимость, боролся сам и в итоге там же и погиб.

Семья и детство

Будущий поэт родился 22 января 1788 года в Лондоне. Мать — Кэтрин Гордон, обедневшая шотландская аристократка, отец — капитан Джон Байрон, сын адмирала, транжира и гуляка, женившийся на ней из чистого расчета уже вдовцом с ребенком, девочкой Августой. Любовь Байрона-старшего к мотовству была столь неистребимой, что к моменту рождения Джорджа и так небольшое состояние Кэтрин превратилось в пыль, а сам Джон сбежал в Францию, чтобы его не достали кредиторы. Видимо, посчитав, что с него хватит, капитан свел счеты с жизнью, перерезав горло. Ему было 36.
Мать Джорджа, не отличавшаяся уравновешенностью, после свалившихся на нее бед стала срываться на мальчике. То она проявляла холодность, жестокость и называла его «хромым мальчуганом» (у него было больное колено), то окружала душной нежностью и приглашала врачей, чтобы они помогли лечить его ногу. Единственной формой сопротивления сын выбрал насмешки. Но однажды проявилась и его натура: в очередную вспышку Джордж пытался заколоть себя ножом, который у него отняли. Единственным островком спокойной любви была няня Мэри Грей, читавшая ему Библию.
Они жили в Абердине, где маленький Байрон проучился год в частной школе, а потом — в гимназии. Прилежанием он не отличался.
Когда ему исполнилось 10 лет, от двоюродного деда ему досталось Ньюстедское аббатство — родовое поместье в Ноттингемшире. Так Джордж стал шестым бароном Байроном из Рочдейла, дворянином-землевладельцем и лордом.

123rf.com

Быстрые чувства

В юном Джордже уже кипели страсти: он был так влюблен в свою кузину Мэри Дафф, что закатил истерику, узнав, что она собирается замуж. Вскоре он на два года попал в школу доктора Глени для лечения больной ноги. В то время он почти не учился, но прочитал чуть ли не всю огромную библиотеку доктора. Ногу вылечили, осталась лишь легкая хромота, из-за которой всю жизнь Джордж чувствовал неловкость.
В 13 лет Байрон снова влюбился, и снова в кузину — Маргариту Паркер. На этот раз он впервые выразил свои чувства в поэзии. В 1801–1805 годах в школе Хэрроу углубленно изучал ораторское искусство, занимался спортом и писал стихи. И опять влюбился — и опять сначала в кузину Мэри Чаворт, которая стала эталоном «небесной природы женщин», а потом в Августу, сводную сестру. С ней у него была интимная переписка. Ему хотелось быть «не только ее братом», но и «самым теплым и самым ласковым другом».
В воспоминаниях одноклассников он остался настоящим рыцарем и защитником младших.

commons.wikimedia.org

Первое творческое признание

Свою первую книгу «Часы досуга» (Hours of Idleness) Байрон издал в 1807 году в Кембридже. В нее вошли стихи, написанные в Хэрроу. Наутро после выхода книги Джордж проснулся знаменитым и немного другим. Рецензия, не оставившая камня на камне от его сочинений, появилась, как ни странно, спустя целый год в «Эдинбургском обозрении». Этот год и решил все. Как Байрон писал в одном письме: «Я сочинил за полгода до появления беспощадной критики 214 страниц романа, поэму в 380 стихов, 660 строк „Босвортского поля“ и множество мелких стихотворений. Поэма, приготовленная мной к печати, — сатира». Сатира и стала главным оружием поэта, сделавшим его неуязвимым перед критикой. В 1809 году Байрон ответил изданию, назвав свое произведение «Английские барды и шотландские критики» («English Bards and Scotch Reviewers»). Его колоссальный успех вполне удовлетворил творца.
Кембриджский университет дал Байрону не только хорошие знания: там он активно занимался спортом — плаванием, верховой ездой и боксом — и смог избавиться от лишних килограммов (еще одна проблема, от которой поэт страдал всю жизнь). А еще он пил и играл в карты, в результате чего влез в долги.

«Чайльд-Гарольд» и другие произведения

Свое первое большое путешествие Байрон совершил в Португалию, Испанию, Албанию, Грецию, Турцию и Малую Азию. Казалось бы, новые культуры и новые люди должны были сделать его счастливым и более умиротворенным, но нет: вернулся поэт еще более мрачным, чем в начале вояжа. К тому времени публика уже была знакома с его альтер эго — Чайльд-Гарольдом и строила предположения о его образе жизни, согласно которым Байрон неумеренно предавался плотским удовольствиям. Однако сам поэт отрицал это, отводя своему литературному герою место исключительно на бумаге.
Две первые песни «Чайльд-Гарольда» увидели свет в 1812 году и принесли такой успех, что сам Байрон сказал: «Прочитав Чайльд-Гарольда, никто не захочет слушать моей прозы, как не захочу и я сам». Уже тогда поэт с большим сочувствием относился к борьбе людей за свободу, к испанским крестьянам и героизму женщин. Вероятно, это странное сочетание требования свободы и пресыщенной жизни главного героя и вызывало такой небывалый резонанс.
«Абидосская невеста», «Корсар», «Вальс», «Гяур», «Еврейские мелодии», «Лара» — произведения того периода публика просто обожала.

«Байрон в Миссолонги», Теодорос Вризакис, 1861 г. commons.wikimedia.org

Брак, развод и скандал

В 1812–1815 годах все удавалось лорду Байрону. С первым предложением мисс Анне Изабелле Милбенк, дочери богатого баронета Милбенка, внучке и наследнице лорда Уэнтворта, поэт потерпел, казалось бы, неудачу. Сначала отказ, но потом желание переписываться. Через два года Байрон вновь попытал счастья — и получил его. Он был в крайне затруднительном положении из-за «вулканических» романов и бесконечных долгов. А тут спокойная семейная жизнь и увлеченная математикой жена, которой Байрон тут же придумал прозвища «принцесса параллелограммов» и «математическая Медея».
В 1815 году у них родилась дочь Ада, а через месяц новоиспеченная леди Байрон оставила своего супруга и уехала к отцу. Развод состоялся в 1816-м. Настоящие причины публично не озвучивались, но все, кому Анна Изабелла рассказывала о совместной жизни с Джорджем, приходили к выводу, что примирения не может быть. Догадки о бисексуальности поэта и его связи с сестрой Августой муссировались бесконечно. Тогда же Джордж навсегда покинул Англию.

Швейцария, Италия и долгая любовь

Средства для жизни за границей нашлись после продажи имения Ньюстед. Вилла Диодати на Женевской Ривьере, лето, поездки по стране с другом — поэтом Шелли, долгожданное уединение и отдых, в которых он так нуждался. Здесь Байрон написал продолжение «Чайльд-Гарольда» и задумал «Манфреда». Теперь у него были силы для следующей поездки в Венецию. Именно там он снова предался своим страстям — сочинению поэм и бурным романам. Четвертая песнь «Чайльд-Гарольда», «Беппо», «Ода к Венеции», четыре песни «Дон-Жуана», «Мазепа» — все они были созданы здесь.
Одним из самых важных событий в жизни Байрона, по его признанию, стал визит на остров Сан-Ладзаро-дельи-Армени ордена мхитаристов (армянских католиков) в Венеции, где он познакомился с армянской культурой. Отец Арутюн Авгерян стал его учителем армянского языка, а впоследствии перевел на этот язык «Чайльд-Гарольда». Вместе они создали «Грамматику английского и армянских языков» и англо-армянский словарь.
В Венеции Байрон встретил свою большую любовь — графиню Гвиччиоли. Она развелась, и вместе они прожили вплоть до 1823 года, когда он уехал в Грецию. Это было счастливейшее и очень плодотворное время: были написаны «Первая песня Морганте Маджиора», «Пророчество Данте», «Марино Фальеро», «Дон-Жуан», «Сарданапал», «Каин», «Видение суда», «Остров», «Бронзовый век» и другие произведения.

Греция и смерть

Со своей неизбывной тоской Байрон боролся чрезмерным жизнелюбием. Логичным завершением стали пресыщение и очередная волна беспокойств, несмотря на налаженную семейную жизнь с любимой женщиной. И лорд снова убежал — на этот раз в Грецию, где вспыхнуло восстание против турок. Он купил английский бриг, снаряжение для 500 солдат и 14 июля 1823 года отплыл с ними в Грецию. Там применил один из своих талантов — объединил предводителей несогласованных группировок греческих повстанцев.
Но вскоре Байрон подхватил лихорадку, что не мешало ему полностью отдаваться борьбе за освобождение греков от Османской Турции. Еще через некоторое время во время прогулки он попал под сильный ливень, что окончательно подкосило его. Джордж Байрон скончался 19 апреля 1824 года. Тело забальзамировали и отправили в Англию, где и похоронили в родовом склепе в церкви Святой Марии Магдалины недалеко от Ньюстедского аббатства в Ноттингемшире.

Роберт Бернс

У которых есть, что есть, — те подчас не могут есть,
А другие могут есть, да сидят без хлеба.
А у нас тут есть, что есть, да при этом есть, чем есть, –
Значит, нам благодарить остается небо!

Этот знаменитый «Заздравный тост» Роберта Бернса давно стал неотъемлемой частью обеда-празднества Burns Night, или Burns supper. 25 января, день рождения поэта, в Шотландии объявлено официальным праздником. Его отмечают широко, весело, с песнями и танцами под волынку, декламацией стихов, национальными блюдами и, разумеется, крепким виски.

123rf.com

Шотландцы настолько любят и почитают своего поэта, что даже ввели нерушимый «протокол» обеда — так, как любил сам Бернс. Главное блюдо стола — хаггис (бараний желудок, нафаршированный бараньими же потрохами с луком, толокном и салом), воспетый поэтом в стихотворении «Address to a Haggis» («Ода хаггису»). Несмотря на простецкую народность блюда, оно служит настоящим украшением праздника.
Согласно правилам церемонии празднества, торжественная процессия выносит в зал хаггис под звуки волынки, а ведущий церемонии, с чувством читая «Оду хаггису», на словах «His knife see rustic Labour dicht» достает нож и рассекает натянутую оболочку желудка — «An' cut you up wi' ready slicht». Теперь хаггис можно подавать с непременным пюре из брюквы и картофеля (neeps and tatties) и, разумеется, с крепким шотландским виски.
Такие Burns supper устраивают поклонники творчества поэта по всему миру.

Детство и первые стихи

25 января 1759 года в деревне Аллоуэй, графство Эйршир, в семье фермеров Уильяма Бернесса и Агнес Броун родился первенец — Роберт. Спустя семь лет Уильям вынужденно продал свой дом и переехал в Маунт-Олифант, чтобы суметь прокормить семью. Однако это не спасло положение. Семья, разросшаяся до девяти человек, еле сводила концы с концами. Детство Роберта было безрадостным. Несмотря на нежный возраст, он работал как взрослый. Плохое питание и непосильные нагрузки отразились на его здоровье самым негативным образом. Как бы следуя заданному в детстве образу жизни, Бернс постоянно испытывал материальные затруднения всю свою жизнь.
Начальное образование дети Бернсов по большей части получили дома. Отец научил сыновей Роберта и Гилберта читать и считать, а мать приобщила к хорошей литературе — дома была небольшая библиотека. Ребята знали Шекспира, Мильтона, Свифта, но самым любимым поэтом стал Роберт Фергюссон. Любовь к шотландскому языку, песням, балладам и сказкам также перешла к Роберту от матери и особенно от ее сестры Бетти. Последняя была великолепной рассказчицей, и многие сюжеты ее легенд перекочевали в произведения Бернса.
Впоследствии отец нанял Джона Мердока, чтобы тот обучил Роберта литературному английскому языку и приобщил к английской поэзии. Учитель был весьма начитанным и серьезным молодым человеком с широкими интересами и оказал большое влияние на будущего поэта, который в своей жажде познания читал все подряд.
Впервые Бернс стал творить лет в 15–16, когда его влюбчивая натура бросилась с головой в романтические приключения. Сначала он писал несмелые поэтические признания Нелли Киркпатрик, а чуть позже, с приходом чуть более серьезной влюбленности в Пегги Томпсон, — и первые стихи «Now Westlin Winds» и «I Dream’d I Lay».

Юность и радикализм

В 1777 году все изменилось. Семья перебралась на ферму в Лохли недалеко от Тарболтона, и Роберт с Гилбертом активно влились в светскую жизнь — записались в школу танцев и даже основали клуб холостяков, чем вызвали большое недовольство отца.
Через четыре года в жизни Бернса произошли два знаменательных события: он вступил в масонскую ложу Святого Давида и познакомился с Ричардом Брауном, опытным моряком, побывавшим в десятках стран. Первое дало финансовую поддержку, в которой молодой поэт нуждался как ни в чем другом, а второе обеспечило интереснейшим творческим материалом и верой в себя как в поэта. В 1786 году именно масоны финансировали издание первой книги Роберта Бернса — «Стихотворения преимущественно на шотландском диалекте».
Большинство своих произведений Бернс принципиально писал на шотландском, хотя отменно владел литературным английским, на котором написаны «Субботний вечер поселянина», «Сонет к дрозду» и другие. Дело в радикальных политических взглядах: поэт всецело поддерживал войну Шотландии против Англии, а также был на стороне французских революционеров.

«Встреча Роберта Бернса и Вальтера Скотта», худ. Чарльз Харди, 1893 г. commons.wikimedia.org

Строфа Бернса

Роберт Бернс возродил особое шестистишие по схеме АААВАВ — в строфе короткие четвертая и шестая строки. Оно было распространено в средние века в Европе, но потом постепенно забылось. И только в Шотландии прожило очень долго — местные поэты полюбили его всей душой, но известно оно теперь именно как «Бернсова строфа».
Многие свои стихи Бернс изначально создавал как песни. Свойственная поэту ритмика не только хороша в шотландском и английском, но и прекрасно сохраняется в русских переводах. Например, стоит услышать строки:

«Любовь и бедность навсегда
Меня поймали в сети,
Но мне и бедность не беда,
Не будь любви на свете», –
как мы сразу напеваем эту мелодию из кинофильма «Здравствуйте, я ваша тетя!». Или же «Моей душе покоя нет» из фильма «Служебный роман».

Эдинбургский период

В 1787 году Бернс переехал в Эдинбург и был вхож в аристократические дома, но своим так и не стал. Над его простым происхождением постоянно подтрунивали, хотя и признавали как большого поэта. Там он встретил Джеймса Джонсона — знатока народного творчества Шотландии. Результатом их сотрудничества стал сборник «Шотландский музыкальный музей» (The Scot’s Musical Museum) с произведениями Бернса и обработанными им шотландскими балладами.

123rf.com

Публикации принесли поэту неплохой доход, который он вложил в ферму, но прогорел. Теперь средства на жизнь давала только работа сборщика акцизов в Дамфрисе.
За восьмилетний период с 1787 по 1794 годы Бернс создал поэмы «Тэм О’Шентер», «Честная бедность», «Ода, посвященная памяти миссис Освальд» и многие другие. Однако заниматься любимым делом он мог в перерывах между службой. Все эти годы нужда была его постоянным спутником, настолько жесткой, что за несколько дней до смерти он едва избежал долговой тюрьмы.
Несмотря на это, Роберт Бернс отличался жизнерадостным нравом, привлекательной внешностью и был большим сердцеедом. От бессчетных амурных приключений романов у него родились многочисленные дети, трое — вне брака. В конце концов он женился на своей давней возлюбленной Джин Армор, с которой у них было пять детей, но любовь к похождениям это не остудило.

Бернс и Россия

Россия впервые узнала о Бернсе в 1800 году, когда был издан первый прозаический перевод его произведений. Его творчеством интересовались и переводили его строки Лермонтов и Белинский. Но лучшим переводчиком бернсовских стихов считается Самуил Маршак, отдавший этой работе более 20 лет. Благодаря ему в СССР узнали настоящего Роберта Бернса. Русские тексты точно передают ритмику, эмоциональный тон и легкость языка.

Конец жизни

Поэт скончался 21 июля 1796 года. Его биограф Джеймс Карри допустил, что смерть наступила от алкоголизма. Однако есть и другое мнение: причиной смерти стали хронический ревмокардит, заработанный Бернсом в детстве, последствия тяжелого физического труда, а также дифтерия, которой он заболел незадолго до кончины.
После смерти поэта его друзья стали собираться на ужины, которые проходили в заведенном Бернсом порядке. Сначала дата назначалась на день смерти, впоследствии — на день рождения, 25 января.

Подготовила Ясмин Шамцян

Комментарии
Пока нет комментариев
Возникли вопросы?
Напишите нам в редакцию
Похожие публикации
Почувствуйте себя Бриджертонами
11/05/2022 21:03
Европа на распутье: санкции или газ?
11/05/2022 20:56
Тим Рот. Нетипичная звезда
11/05/2022 20:55
Популярное
Европа на распутье: санкции или газ?
11/05/2022 20:56
Странные рецепты английской кухни: от королевского двора до домашней пищи
09/05/2022 13:40
Дело папы Карло под угрозой
04/05/2022 20:08