По ним звонил колокол
08/12/2021 08:30

По ним звонил колокол

кино
культура
США
Сергей Сычев

«Дом Gucci», США, 2021, режиссер Ридли Скотт

Не все простили Ридли Скотту, что его «Последнюю дуэль» многие ведущие критики мира признают главным фильмом года. Поэтому на «Дом Gucci» народ накинулся с откровенным желанием эту картину растерзать, и уже трудно найти на всем белом свете место, где Ридли Скотта, живого классика, автора не одной, а нескольких абсолютно культовых картин, не поносили бы на чем свет стоит. Решать, насколько все упреки справедливы, конечно, каждому конкретному зрителю, но для этого нужно все же отважиться и сходить в кино, провести почти три часа в компании выдающихся актеров нескольких поколений, разыгрывающих перед нами историю, близкую к тому, что произошло на самом деле несколько десятилетий назад.
Главные герои этой истории, с точки зрения Ридли Скотта, юный студент-юрист Маурицио Гуччи (Адам Драйвер) и некая Патриция Реджани (Леди Гага), полуграмотная девица, подрабатывающая в конторе своего отчима (он занимается грузоперевозками), но все свободное время тратящая на вечеринки в домах, куда ее не звали. На одной из тусовок в 1970 году Патриция знакомится с Маурицио и, узнав его фамилию, вцепляется в парня мертвой хваткой: сначала женит на себе, а затем втирается в доверие к его родственникам, чтобы постепенно превратиться в хозяйку империи Гуччи. Сам же Маурицио до поры изо всех сил изображает из себя шекспировского Генриха V, только вместо Фальстафа у него Патриция (которая внутри абсолютная Бекки Шарп). Ему и ни денег Гуччи не надо, ни участия в бизнесе — все решения он принимает исключительно под давлением жены. А нам, зрителям, нужно просто принять, что Драйвер и Гага изображают людей, которым едва за двадцать. В кино так теперь делают редко, но вот так решил Ридли Скотт.
Семейство Гуччи Скотт выписывает гротескно и без всякого особого сочувствия. Родольфо Гуччи (Джереми Айронс), отец Маурицио, ненавидит весь мир, заперся в своем особняке и с готовностью при любом удобном случае изливает желчь на каждого встречного, особенно на своих родных. Ведь он один во всем мире знает, что такое красота. Альдо Гуччи (Аль Пачино) пресмыкается перед японскими покупателями и американскими толстосумами, стараясь максимально расширить семейный бизнес. Его сына Паоло (неузнаваемый в гриме Джаред Лето) в семье называют исключительно идиотом, хотя он сам считает себя непризнанным гением. Патриции не составляет труда перессорить этих людей и взобраться по их головам на самый верх, а затем «принц Уэльский» становится «Генрихом V», и все резко меняется.

Претензии зрителей, в том числе профессиональных, в частности лично Тома Форда (он, кстати, один из героев фильма, потому что работал на Гуччи в 1990-е), заключаются в том, что Ридли Скотт неправильно выбрал интонацию для повествования. Так, Форд убежден, что надо было решать эту историю в трагическом ключе: модельер даже написал о фильме развернутое эссе-рецензию. Другим, наоборот, не хватило фарса, потому что в эклектике Скотта клоунада резко сменяется монументальными сценами в духе чуть ли не «Крестного отца», чтобы потом резко качнуться в легкомысленную болтовню, как если бы Мартин Скорсезе и Мел Брукс решили сделать совместный проект.
Но именно эта эклектика — часть основного конфликта фильма. Проще всего его выразить, описав один фрагмент сюжета. Патриция обнаруживает, что рядом с бутиком Альдо Гуччи продаются точно такие же вещи под таким же брендом, но только всего за $20–30. Причем вещи качественные, не хуже тех, что на люксовых витринах. Не подделка, а реплика, поясняет Альдо. Эти товары не вредят бизнесу, объясняет он ошарашенной невестке. Потому что «Гуччи» — это то, что он назовет «Гуччи», и тогда оно может стоить сколько угодно — за это все равно заплатят.

Но так уж получилось, что Гуччи — это не человек, а семья, и каждый вроде бы имеет право использовать ярлык «Гуччи». И у каждого свои представления о прекрасном, каждый считает, что именно он прав. И вот здесь как раз тот вопрос, который больше всего занимает Скотта. Что такое «быть Гуччи»? Какой смысл несут в себе имя, бренд? Можно ли быть больше Гуччи, чем сами Гуччи, на что претендует хищная провинциалка Патриция? Леди Гага — безусловно, главная звезда фильма: она идеально вписывается в образ женщины, оказавшейся в сокровищнице Аладдина и решающей, схватить старую лампу или урвать многочисленные драгоценности, рискуя похоронить себя заживо. Но вместе с тем только она и может ответить на вопрос о сущности Гуччи.
Что это — вековое надувательство, закончившееся разоблачением? Или крах величайшего эталона красоты, символ измельчания и обнищания, свойственных поп-культуре? Почему «Гуччи», если эту одежду делает сначала Том Форд, а потом нередко вообще невесть кто? Потому что главное — чтобы были красный и зеленый цвета и фамилия основателя бренда на этикетке? Нужно отдать должное Ридли Скотту: он предоставил зрителю все необходимые аргументы и дал возможность выбрать самому, за что платить и за что не платить, причем это относится не только и не столько к бренду «Гуччи».

Комментарии
Пока нет комментариев
Возникли вопросы?
Напишите нам в редакцию
Похожие публикации
Компенсация за психологические последствия травм
16/09/2022 07:44
Популярное
Компенсация за психологические последствия травм
16/09/2022 07:44
Angliya в Instagram
© Angliya 2022