Opal

Закон есть закон. Так ли это?

Закон есть закон. Так ли это?

Интерактивная встреча с Ка­рен Гудман, сотрудником Бри­танской ассоциации со­циаль­ных работ­ников (BASW), стала логическим продолже­ни­ем на­ших ин­тервью на ост­рую тему ювенальной юстиции (преды­ду­щие материалы можно прочитать на сайте га­зеты). Встреча была органи­зована Russian Childrens World сов­ме­ст­но с нашей га­зетой в рамках четвертой выставки русского образования и называлась «Закон есть закон. Так ли это?». Карен работает в сфе­ре социальных служб бо­лее 30 лет, она спе­циа­лизиру­ется на защите де­тей и осо­бен­но де­тей-бе­жен­цев, ко­то­рые оста­лись без ро­дителей. Во время дискуссии Карен от­вечала на вопросы, часть из которых мы собрали заранее на страницах Facebook, дру­гие задавали ро­дители из аудитории в режи­ме реального времени. Пере­дать дословно часовую встре­чу в одном ин­тервью невозможно, поэтому сегодня мы опубликуем основные вопросы и ответы.

Карен Гудман и Елена Лесли. Lo Rich Photo

– Закон не дает четкого определения по многим пунктам, например, с какого возраста ребенка можно оставлять до­ма одного, отпускать в магазин, гулять в парке и т.д. Есть ли какая-то внутренняя инструкция, которой пользу­ются социальные работники, публично доступная для прочтения, как, например, для иммиграционных офицеров?

– Существует несколько веб-ресурсов, на которых можно найти информацию, прояс­няю­щую этот вопрос. Напри­мер, CORAM (coram.org.uk), в разделе «Детский правовой центр» (Children’s Legal Cent­re) можно найти хорошие со­веты, которые помогут ро­ди­те­лям сориентироваться. Если вы введете в поисковую сис­тему фразу «children’s rights», то увидите немало сайтов на эту тему. Например, о том, что жениться можно с 16 лет при согласии родителей, о том, с какого возраста мож­но употреблять алкоголь, и т.д. Четких прописанных правил не существует.

– Не кажется ли вам, что это порождает множество оши­бок, в результате чего родители потом оказываются в неприятной ситуации?

– Нет, я так не думаю. Роди­тели должны сами опреде­лять, в каком возрасте их ре­бенок способен оставаться один, нап­ример. Это вопрос не возраста, а зрелости, поэтому нет чет­ких указаний с цифра­ми. На­пример, когда можно отпус­кать ребенка гулять од­ного? Большинство родителей в Британии разрешают детям выходить на улицу самим, ког­да они переходят из младших классов в средние (когда детям 10-11 лет), начиная с коротких прогулок в светлое время су­ток, например, до школы, пос­тепенно увеличивая время.

В этом возрасте дети обычно по­лучают свой первый мобиль­ный телефон, что поз­воляет родителям меньше бес­покоить­ся, пока они в пути. То же са­мое ка­са­ется вопроса, когда можно ос­тавлять детей дома одних. На­чинать можно пос­те­пенно, ос­тавив ребенка одного на пол­часа, потом на час и так да­лее. Кроме того, здесь игра­ют роль и другие факторы: иног­да старшего ре­бенка мож­но оставить с младшим, если пер­вый довольно ответстве­н­ный, а иногда – нельзя, осо­бенно если они часто ругают­ся, например. Это все очень си­туа­тивно, вы всегда можете позвонить в одну из линий поддержки и спросить про конкретную си­туацию. По это­му вопросу нет четких правил, но есть четко обозначенные наказания.

– Это очень интересно, правил четких нет, но есть четкое наказание. То есть, если родители совершают ошибку по незнанию или потому, что привыкли к чему-то в своей стране (например, отпускать ребенка одного в школу, оставлять дома в более раннем возрасте), дадут ли им второй шанс, или же это значит, что ребенка заберут?

– Здесь дело даже не во вто­ром шансе, если родитель со­вершает такую ошибку, в ре­зультате которой ребенку не был нанесен значительный ущерб, то никто ребенка не заберет, вам помогут правильно понять и интерпретировать ситуацию.

– Что значит «значительный ущерб»?

– На эту тему написано до­вольно много, но это должно быть что-то, что действительно очень негативно сказалось на состоянии ребенка. Я приведу пример из моей практики. Мы нашли четырехлетнего мальчика на шумной дороге одного. Мама спала дома и не слышала, что он каким-то об­разом открыл входную дверь и вышел. Те, кто его заметил, вызвали полицию, пока все это происходило, за ребенком следили социальные работники. Мы нашли маму и воссоединили ее с ребенком в тот же день. Мы объяснили ей, что нужно убедиться, что ре­бенок не может открыть дверь, пока она спит. Ей так­же помогли установить более прочные замки на входную дверь.

– То есть все же есть второй шанс?

– Не думайте об этом с позиции страха, это не первый и не второй шанс. Каждая си­туация индивидуальна. Нап­ри­мер, был другой случай, когда поздно вечером на побережье полиция обнаружила машину с новорожденным ре­бенком, спящим в автокресле. Они разбили стекло, достали малыша, а после нашли маму – под влиянием алкоголя и наркотиков. В этом случае ребенка маме не вернули.

– Что вы можете сказать по поводу определения «возможный эмоциональный вред», по причине которого у родителей забирают детей, а после – и других новорожденных?

– Это достаточно сложный вопрос. Социальные службы работают с другими профессионалами (например, психиатрами) в таких случаях. Опыт научил нас, что исто­рия, как правило, повторяет­ся, поэтому, когда мама, у ко­торой уже изъяли одного ре­бенка, снова становится беременной, проводится новая оценка ситуации (pre-birth assess­ment). Существует спе­ци­аль­ный семейный суд FDAC (Family Drugs and Alcohol Court), в который регулярно приглашаются беременная мать и другие члены семьи для того, чтобы помочь сох­ранить следующего ребенка пос­редством проверок, «чис­тых» анализов, посещения ма­мой необходимых врачей. И это помогло многим семьям разорвать порочный круг.

– Насколько важна роль шко­лы в ситуациях с социаль­ны­ми службами? Например, ког­да учителя спрашивают детей про ситуацию дома, или дети приходят и рассказывают что-то, кажущееся подозритель­ным? Сразу ли подключают социальные службы, или же школа пытается сначала ус­лышать сторону родителей?

– Все опять же зависит от си­туации, если подозрение серь­езное, школа обязана сообщить социальным службам. С другой стороны, если это что-то менее значительное, то бу­дет достаточно встречи с ро­дителями.

– Существуют тесты для ро­дителей, определяющие психическое здоровье, тесты на алкоголь и наркотики. Как насчет тестов для определения зрелости для детей?

– Таких тестов нет. Как мож­но определить, на­сколько зре­лым является пя­тилетний ре­бенок? Интере­с­но, что возраст так называемой криминальной ответственнос­ти в разных странах отли­ча­ется. В Вели­ко­британии та­кой возраст – десять лет. Это оз­начает, что в этом возрасте ребенок пол­ностью понимает, что он де­лает, и понимает суть вины и от­ветственности. Лич­но я считаю, что десять лет – это очень рано, но это лишь мое мнение.

– Когда ребенка забирают из семьи и ведется дело, спра­ши­вают ли мнение са­мо­го ре­бенка, хочет ли он ос­таться с мамой и папой или нет, и с какого возраста?

– Это один из важнейших пунктов закона (Children’s Act) – слушать мнение и же­лание ребенка. И такое мнение можно получить с самых ранних лет, через игру, через то, как ребенок общается с ро­дителями, как реагирует на определенные ситуации, когда мама, например, выходит из комнаты, возвращается назад. Более старших детей спрашивают напрямую.

– Что вы посоветуете ро­дите­лям, столкнувшимся с социальным работником, который, как им кажется, решает вопрос неправильно?

– Можно попросить назначить встречу с их менеджером, на­писать официальную жалобу, но в большинстве случаев со­циальные службы выполняют свою работу добросовестно и стараются сохранить семьи. Я лично знаю случаи, когда со­циальные службы работали с семьями годами, благодаря че­му дети оставались с родителями и в то же время были вне угрозы. Я не говорю, что социальные службы не оши­ба­ются, это было бы абсур­дное заявление. Но все вопро­сы, которые мне сегодня за­да­вали, они – от страха. На са­мом деле огромное количест-во семей вообще никогда не стал­киваются с социальными службами. Несчастные случаи происходят со всеми, дети па­дают, ударяются, мои дети и внуки – не исключение. Да, к примеру, если вы приведете ребенка в травматологический пункт в третий раз за не­сколь­ко недель, автоматически будет вызван сотрудник социальной службы, но если объяснение травмам будет ло­гичное, никаких проблем не возникнет.

– Вот такие посещения с трав­мами, записи от патро­наж­ной сестры (health visi­tor), терапевта, школы, по ме­ло­чам, они собираются в ка­кой-то специальный файл ро­ди­те­лей? А потом ты по нез­нанию оставил ребенка дома одного, и из всей этой вроде бы ме­ло­чи вдруг пост­роили дело?

– Да, запись таких вещей ве­дется. Но представим, что я прихожу к вам в дом, потому что кто-то позвонил сообщить о возможном вреде ребенку. В первую очередь я буду наб­лю­дать, как ребенок общается с мамой (папой, бабушкой), а ма­ма – с ребенком, и в каких условиях вы живете. И если все кажется объяснимым, я по­прощаюсь, поблагодарю за встречу и уйду. И так происходит в большинстве случаев.

Благодарим Russian Children’s World за организацию интервью и помощь в подготовке материала.

Елена Лесли

Читайте также: 

В каком возрасте ребенка можно оставить без присмотра?

Джон Хемминг: «Ювенальную юстицию можно контролировать только с независимой экспертной оценкой»

Дэвид Нивен: «Не нужно бояться социальных служб»

Горе от добра: как защитить детей от социальной защиты

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

4 Comments

  • lena latvia
    17.11.2015, 19:32

    я приду в ваш дом и оценю ситуацию,
    цена вопроса,
    сколько детей, какои возраст, чем меньше тем лучше.
    С кем сражаться придется (мама, папа, дедушки, бабушки, чем меньше людей тем меньше свидетелей)
    а написать можно что угодно, шаблонов хватает. Задают наивные вопросы,
    вас в детстве хоть раз били?
    вы пробовали наркотики, когда были тинеиджером, "НЕТ" да ладно, что ли косячка не разу не забивали?
    и поверьте , если вы будите честны с ними, вы сами подпишете смертельный приговор.

    REPLY
  • Olga @lena latvia
    14.04.2016, 00:21

    1.emotional harm :
    2. neglect
    Социальная служба : написано в репорте Child Protection Conference
    Социальные службы лживые и полное нарушение закона .
    Никто не хочет связываться даже юридические компании , так как все безнаказанно . И я никогда не думала ,что моей семьи коснется .
    У меня ребенок ( инвалид ) стал болеть постоянно в садике .
    1. Я 1,5 года ходила в садик и просила воспитателей .
    Работники садика не довольны , Сообщили в соц службу ,о постоаянных пропусках в садике .
    2. Врачи ставили не правильный диагноз ребенку . Я также подала жалобу на рассмотрение . Кстати никто ответ не прислал , работники в отпуске . Это норма ,незнают видимо какой ответ написать нам .
    Все обиженные собрались вместе доктор+ садик + социальная служба .
    Маленький город в UK , они работают и друг друга знают .
    В феврале 2016 года социальный работник мне сказала: если я буду ребенка возить в Европу проверять к специалистам докторам : Они могут на меня подать в суд !
    Без объяснений , соц работник пришла и сказала : срочно созвана Child Protection Conference .

    Наши права не разъяснила , мы даже не знали что это ?
    Все права нарушены , задают не коректные вопросы .
    Это не законы , это не защита детей .
    Нас русских ,иностранцев не навидят .
    Просили соц службу объяснить на каком основании Лживый репорт -emotional harm :
    neglect ?
    Находят разные причины ,уходят от ответа . Берегитесь социальной службы в Великобритании , они наносят вред семьям .
    Социальные службы не видят ,как дети с родителями в пабах ,где алкоголь . И маленькие дети одни на улице . И как британские родители на улице бьют своих детей – видимо норма .
    Может где то далеко есть социальные работники ,кто именно соблюдает закон . Но , увы безнаказанность соц работников и нет контроля над ними , приводит к тяжелым последствием для семьи .Мы никаких ошибок не делали и дети живут в полной семье . Я не позволю издеваться в садике над моим ребенком . И я не доверю доктору ,который ставит не правильный дигноз .
    Я поменяла садик . И поменяла врачей .
    С социальной службой будем ждать объяснений .

    REPLY
  • neil@Olga
    08.07.2016, 00:16

    Как соцслужбы получают бонусы
    http://annatubten.livejournal.com/190158.html
    Чисто английское дело http://baltnews.lv/news/20150827/1014311312.html

    REPLY
  • neil@Olga
    08.07.2016, 00:19

    Oценках действий СС в Британии. Это очень большой и выгодный бизнес политической правящей элиты. Поэтому не существует законов которые могли бы спасти детей и родителей от этих мерзавцев. Детей изымают по заказам для богатых усыновителей, для своих друзей и родственников живущих на детских бенефитах с соответствующими откатами, педфилов от власти и трансплантологов. В СС служат в основном полуграматные африканцы и азиаты для которых белый ребенок просто мясо. Там же в СС центрах и совершаюся основная масса сексуальных насилий над детьми. Читайте английские газеты, там иногда это проскакивает. В СС служат в основном отморозки, нормальные попадают, но долго не задерживаются. Меня разлучили с 2 годовалым ребенком. Поводом послужил донос "анонимного доброжелателя". Не было ни улик, ни доказательств, ни свидетелей. Только донос… Полиция ничего предьявить не смогла, но когда вернулся домой, ребенка не было. Елена Лесли, я думаю вы по наивновности оправдываете СС. Мне не хочется думать о вас плохо 🙁

    REPLY