Кошмары по наследству

Кошмары по наследству

«Реинкарнация» (Hereditary, 2018)

Режиссер: Ари Астер
США, 2018

 

Странное семейство

Художница-миниатюристка Энни Грэм (Тони Коллетт) выступает с речью на похоронах своей матери, Эллен. В отличие от обычной для ситуации слезливой речи Энни с трудом удерживается от того, чтобы не начать оскорблять свою мать, которая, судя по всему, немало крови попортила всему семейству. Единственная, кто скорбит по бабушке – это младшая дочка Энни, Чарли (Милли Шапиро). Девочка, правда, ведет себя пугающе: щелкает языком, отрезает головы мертвым птицам, создает из них ритуального вида фигуры и недобро смотрит на всех окружающих. Старший сын, Питер (Алекс Вольфф), чуть более адекватен, но его интересы ограничиваются травкой позабористее и одноклассницами посимпатичнее. Муж Энни, Стив (Гэбриел Бирн), – единственный, кажется, нормальный человек в этой нестабильной семейке. Сразу после похорон в жизни Грэмов начинают происходить странные, пугающие, а потом и откровенно чудовищные события.

Гарантированно страшный фильм

В отличие от главного фильма ужасов 2017 года «Прочь», который был скорее интеллектуальным триллером с элементами научной фантастики, «Реинкарнация» не чурается стилистических приемов самых страшных фильмов в истории кино и создает мир, в котором каждый предмет, попавший в кадр, каждая тень на потолке, каждый сон, каждая случайная встреча излучают угрозу. Астер хоть и новичок в большом кино («Реинкарнация» стала его дебютной полнометражкой), но напряжение в кадре он выстраивает очень по-хичкоковски. Герои раз за разом замечают за кадром что-то странное или пугающее, но камера не старается поскорее объяснить зрителям, что же так удивляет героев. Вместо этого мы на протяжении бесконечно длинных секунд, приправленных хорошо подобранной драматической музыкой, смотрим в расширяющиеся глаза героев, перебирая в голове самые худшие варианты происходящего и пытаясь понять, почему именно на эту семью свалилось столько кошмаров.

Идея не нова

Но бежать и прятаться бессмысленно, потому что корнем зла является семья Грэмов. «Реинкарнация» во многом становится продолжением-переосмыслением «Ребенка Розмари» Романа Поланского, смешанного с «Что-то не так с Кевином» Линн Рэмси. Как и в картине Поланского, «Реинкарнация» переполнена странными событиями, которые вроде бы и хочется объяснить какой-то совершенно обычной причиной, но чем дальше в лес, тем больше загадочных и паранормальных следов раскидывает по картине Астер. Главным их источником становится бабушка Эллен, которая пусть и умерла еще до начала фильма, но воспоминания о ней не дадут героям спокойно дожить до старости. Что за странное украшение носила Эллен? Что за странные книги остались на чердаке в ее доме? Почему у нее были такие сложные отношения с дочерью и столь близкие с внучкой? Поведение почившей бабушки напоминает образ Рут Гордон в «Ребенке Розмари»: та тоже слишком сильно опекала Розмари и, согласно финалу, на это у нее были собственные причины (хотя, возможно, вся эта история не более чем плод психозабеременной женщины).

Безумие как зло; зло как безумие

Впрочем, если история Розмари заканчивался рождением ребенка, то в «Реинкарнации» Энни приходится воспитывать детей, которых она, судя по всему, не хотела, никогда особенно не любила, предпочитая общению с детьми создание красивых, но пугающих миниатюр собственной жизни. Сложные отношения с матерью, суицид брата и длинная история психических расстройств в семье сказываются и на том, как Энни относится к своим собственным детям – любовью там даже и не пахнет. Этот бесконечный круг безумий, из которого Энни может когда-то и пыталась выбраться, но после смерти матери ухнула туда с головой, хорошо передавало английское название Hereditary, которое переводится как «наследственное» или «потомственное». Русские прокатчики зачем-то решили пересказать в названии смысл картины и даже создать небольшой спойлер, но именно в наследственности и заключается главная идея ленты. Зло здесь – это не какая-то внешняя сила или особенно коварный герой, который планирует разрезать главных героев на мелкие кусочки. Зло в «Реинкарнации» врожденное и неизбежное, от него не спрятаться, как не спрятаться от себя.

Когда дом не крепость, а преисподняя

В популярной культуре и сознании дом является тем местом, куда герой чаще всего стремится вернуться, чтобы спастись от злодеев и врагов и где ждут любящие родственники, с которыми можно быть собой. Но когда одного из героев «Реинкарнации» везут домой после очередного травматичного опыта, хочется от злости кричать в экран, потому что дом – это единственное место, куда его вести совершенно точно не стоит. Но Грэмы, будто в зачарованном бреду, делают все то, что записано в их ДНК, в их родственных связях, в чужом прошлом, которое постепенно становится их собственным настоящим. Астер через кровавую метафору «Реинкарнации» развенчивает многовековые легенды о том, что родственники всегда будут самыми близкими для тебя людьми, что за тебя они горой и что семья плохого не посоветует. Иногда (и не так редко, как хотелось бы) родственники становятся теми, кого следует избегать в первую очередь, и этого не стоит стыдиться.

Подготовила Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.