Инклюзивная детская театральная студия Brent Youth Theatre: здесь рады всем

Инклюзивная детская театральная студия Brent Youth Theatre: здесь рады всем

Наташа Харина – молодой режиссер, и огонек азарта в ее глазах горит очень ярко. При этом режиссер она опытный и уже успела поработать в самых разных странах – в России (Тюмень), в Гонконге, в Австралии, в Италии и здесь, в Великобритании. Мы расспросили ее о новом уникальном проекте в одном из крупнейших районов Лондона – Бренте.

– Наташа, чем Brent Youth Theatre отличается от остальных театральных студий? Их же довольно много: Perform, Stagecoach, Sharpe Academy

– Мы очень «новые», нам всего полтора года, хотя опекающей нас благотворительной организации Unique Community Charity уже 22 года. Итак, Brent Youth Theatre – благотворительный проект, и от большинства подобных студий мы отличаемся, во-первых, доступной ценой: всего £30 фунтов за семестр, £15 для льготных категорий, и, во-вторых, инклюзивностью. К нам может прийти любой ребенок – неважно, каков статус его родителей, уровень английского, каковы его способности или какие у него есть особые потребности, в какой поддержке этот ребенок нуждается.

Сейчас в театре 50 детей. Мы работаем с детьми с аутизмом, синдромом гиперактивности и другими особенностями – отбора нет, стать звездой может любой. И они ими становятся – играют главные роли, раскрываются как лидеры на репетициях, принимают самое активное участие в разработке сценария и постановке спектакля.

Всего у нас две группы: от семи до 11 и от 11 до 16 лет. По мере взросления дети переходят из младшей группы в старшую. Занятия проходят по вторникам: час – для младших, полтора часа – для старших.

– Как вам удается обеспечить поддержку особенным детям?

– У нас всегда есть минимум два человека в комнате и еще волонтеры на каждого ребенка с особыми потребностями. Всегда используется индивидуальный подход: какие-то специальные правила, чарт на стене. Для каждого человека, которому требуется поддержка, есть своя система. Мы тесно общаемся с родителями, узнаем, какие методы используются в школе и дома, и потом создаем ее.

– Правда ли, что сейчас детей с каким-то диагнозом стало гораздо больше?

– Я так не думаю. Особенные дети всегда были, просто раньше их либо «прятали», либо подавляли в школе, и потом они выходили в нормальную жизнь уже сломленными. Теперь есть куда больше понимания, как с этим работать. Общество осознает, что оно должно подстроиться под особенных детей, ведь, несмотря на необходимость притирки, они очень талантливы и могут дать нам, нормотипичным, много чего взамен. Кстати, в студии есть обычные дети «с характером», с которыми наладить контакт бывает намного сложнее.

– Верно ли, что в театре вы используете особый творческий подход, и дети становятся вашими соавторами?

– Да, каждый спектакль создается совместно с детьми, я пишу сценарий в ходе игр и обсуждений, свожу воедино родившиеся у маленьких актеров образы, идеи, сюжеты.

К примеру, тема этого года – «Язык и общение». Мы обсуждаем, как мы общаемся друг с другом, почему возникают непонимание и конфликты, рассуждаем на тему, как найти что-то общее, когда кажется, что мы совершенно разные.

Сейчас готовится проект в партнерстве с местным домом престарелых. Мы будем создавать сценарий на основе историй пожилых людей, которые они рассказывают детям.

Мы также стараемся поднимать важные и острые социальные темы в наших проектах. Как знать, может, кто-то из этих детей в будущем станет человеком, от решения которого будет зависеть будущее нашего города, страны или даже всей планеты? Мы стараемся, чтобы уже сейчас они понимали общество, в котором живут, и брали на себя отвественность за свои поступки и решения. Прошлым летом в рамках summer drama с шестичасовым ежедневным интенсивом у нас состоялся проект «Русалка, которая спасла корову». Наверно, вы слышали про такое хобби – девушки переодеваются в русалочий костюм, плавают и ныряют в специальных бассейнах, у них даже есть свои конкурсы.

– Не только слышали, мы даже писали об одной из таких русалок – Наталье Суворовой.

– Так вот, одна такая русалка два года назад совершила заплыв через Темзу, таким образом привлекая внимание к загрязнению воды пластиком. По дороге она встретила корову, которая тонула, и вызвала специальные службы, которые вытащили ее на берег. На основе этой истории мы поставили небольшой мюзикл, который мы вскоре хотим сделать более масштабным в рамках нового проекта.

– Вы ставите музыкальные спектакли?

– Да, но все зависит от благотворительной поддержки, то есть от грантов, которые запрашивает наша благотворительная организация. Очень трудно получить финансирование сразу на реализацию всех идей. Как правило, мы запрашиваем и получаем гранты отдельно на штат, добровольцев, помещение, на проекты, которые мы делаем во время каникул и т.д. И каждый из грантов одобряется или не одобряется. Если есть деньги на музыкантов, прекрасно. Их может и не быть – тогда это может быть комедийный проект. Главное, чтобы продолжались регулярные занятия и в результате получился спектакль.

– Многие детские студии сотрудничают со «взрослыми» театральными площадками и проектами. У вас есть такой опыт?

– Мы работаем с National Theatre через местный театр Troubadour Wembley Park Theatre. Наши дети участвуют в проекте War Horse – знаменитом мюзикле о лошадях-участниках Второй мировой войны.

Кроме того, мы сотрудничаем с петербургским образовательным центром «Эдельвейс» и театральной студией «Чарли» под руководством Ирины Малиновской. Совсем недавно прошли  трехчасовые занятия с детьми, которые приехали в Лондон из России. Руководители нашей организации встретились с главой центра «Эдельвейс» и представителями отдела образования Петербурга, мы обсудили перспективы сотрудничества. Идей много. Надеюсь, что они воплотятся в жизнь, и уже скоро мы сможем рассказать вам о наших планах в деталях. Хотя театр в целом не русскоговорящий – у нас всего семь-десять русскоговорящих актеров, которые узнали о театре благодаря сарафанному радио. Надеюсь, что скоро их станет еще больше.

Еще мы работаем в школах Брента, где у нас есть три постоянных проекта – это drama group – группа для детей, у которых есть проблема с самооценкой, уверенностью, тревожность, какие-то страхи, на базе их школы, и еще один проект с тинейджерами в поведенческом центре Right Track опять же в Бренте. Сюда приходят «разгрузиться» подростки, которых временно исключили из школы  – это еженедельное мероприятие, которое помогает им настроиться на более позитивный лад.

Беседовала Ксения Дьякова-Тиноку

Фото Гюльнары Мирзоевой

Brent Youth Theatre

07931860763

nataliya.kharina@uniquecommunity.org

The Yellow, 1 Humphry Repton Lane, HA9 0GL

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.