«Аутло» – новая «Асса»?

«Аутло» – новая «Асса»?

Пока в Британии кинотеатры по-прежнему закрыты, в России борются с конкретными фильмами. Еще не утих скандал с «Цоем» (его не только перенесли, но и прокатчик сменился), как в общественное поле ворвался новый мальчик для битья – фильм со странным для русского уха названием «Аутло». За его показ уже оштрафовали МКФ «Дух огня», программного директора фестиваля Бориса Нелепо затаскали по проверкам, а ЛГБТ-комьюнити объявило «Аутло» войну за неправильную репрезентацию. Работу начинающего режиссера Ксении Ратушной сравнивают с «Ассой» и предрекают картине статус культовой.

«Аутло» сразу заявляет себя как провокацию. Он начинается с непристойнейшей сцены оргии, в которой участвуют священники, полицейские, пожилые люди, мертвецы и животные, причем снято все это как рекламный ролик или классический музыкальный видеоклип – гламурно, в замедленном режиме. Оргия – явно часть какого-то эстетского ритуала, потому что мы видим танцующих людей и загадочные чаши с красной жидкостью (кровью).

В центре действа – полуодетая блондинка с отсутствующим взглядом, не то жрица, не то просто хозяйка притона. Ее прозвище – Аутло. После таких оргий она обычно развлекается грабежами, разбоями и убийствами, но ей все сходит с рук, потому что ее прикрывает влиятельный «папочка». Мы узнаем об их отношениях не так много: он вызволил ее из тюрьмы и требует время от времени знаков внимания, но сильно не давит. 

У Аутло в жизни переломный момент. Она познакомилась со старшеклассником по кличке Альфач, лидером школьной банды, любителем групповух на вписках, легких наркотиков и драк в чертановских подворотнях. Никакого пиетета к рафинированному театру жесткости Аутло, бросающейся цитатами из де Сада, он не чувствует, и вот тут Аутло влюбляется – похоже, впервые в жизни.

Альфача играет Глеб Калюжный – симпатичный мальчик из подростковой мелодрамы «14+» (еще его можно увидеть в «Красных браслетах», «Трудных подростках» и других сериалах) тут превратился в опасного самца с бритым затылком. У Альфача есть девушка, но не она главная соперница Аутло: на парня засматривается его одноклассник Никита (великолепного молодого актера Виктора Тарасенко, который играет Никиту, российский глянец уже прозвал отечественным Тимоти Шаламе). Субтильный Никита выделяется среди ровесников застенчивостью и тонким голосом, но Альфач водит его с собой, потому что Альфач – нарцисс, а Никита классно его фоткает. В общем, сложный такой любовный треугольник.

Есть и вторая сюжетная линия. И если здесь, в описанном треугольнике, все ультрабрутально и натуралистично до порнографии, то там – лирическое ретро с романсами под гитару и медленными декадентскими танцами. Главное место действия – провинциальный ресторан, где работает drag queen Нина, молчаливый большеглазый трансгендер. В Нину влюбляется генерал. Это чистое и светлое чувство оказалось настолько высоким, что генерал напрочь забыл и о невесте, дочери своего патрона, и о службе, и даже о своей жизни, потому что такой связи ему точно не простят. Он теперь просто одержим этой женщиной и готов на что угодно, лишь бы оказаться с ней наедине.

Примечательно в «Аутло» то, что эта, в сущности, наивная и довольно простая картина претендует сразу на роль гимна и эстетического манифеста поколения зумеров. Аналогичная роль доставалась «Ассе», где Бананан пел песни БГ, «Брату», а позже, хотя это не так очевидно, «Школе» и «Шапито-шоу».

Вопрос в том, может ли новый фильм действительно встать рядом с этими титанами. На сей счет есть сомнения. Например, «Аутло» не хватает тщательно прописанных героев, с которыми зритель мог бы себя идентифицировать. Такими героями могли бы быть Альфач и Никита, но о первом мы знаем слишком мало и скорее время от времени подглядываем за ним, чем следим, а второй слишком индивидуалистичен, чтобы стать неким обобщением.

В фильме нет ни отчетливого идеологического саундтрека, ни актуального культурного дискурса. Когда герой «Шапито-шоу» насмешливо роняет: «Допустим, вы не читали Леви-Стросса», это пародия, а вот когда Аутло цитирует де Сада, это слишком серьезно, чтобы не быть смешным. И когда школьники ржут над Босхом («Почему у него цветок из задницы?»), это не дает нам ничего нового, никакой платформы. 

Нет развернутой системы ситуаций, в которой герои учили бы нас, как себя вести. Практически нет социальной среды. Режиссер плутает среди античных мифов и теоретиков половых извращений, демонстрируя нам, что конфликт у нее в фильме вечный, а обстоятельства, включая мобильники, вписки и дешевые авто, – преходящие мелочи, реквизит на фоне больших чувств. С другой стороны, говорит она, у отцов (линия с генералом) все было возвышенно и нежно, а сейчас сплошной жесткач: кровь, сперма, порно, пушки, «ТикТок».


На самом же деле просто мальчик любит мальчика и девочка любит мальчика, а тот сам не знает, что ему нужно и кто ему важнее. Неизвестно, согласятся ли зумеры, что этого достаточно для описания их сверхскоростной и суперинформационной жизни, зато есть риск, что бумеры будут судить о новом поколении именно по «Аутло» и культовым фильм станет именно для них.

Сергей Сычев

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.