«Горы трупов», квартира и лоббирование чужих интересов

«Горы трупов», квартира и лоббирование чужих интересов
фото123rf.com

Регина Кашапова

Борис Джонсон снова оказался в центре скандала

До того как стать премьер-министром Великобритании, Борис Джонсон нередко привлекал к себе внимание своими противоречивыми высказываниями. Так, однажды он заявил, что увеличение числа женщин в университетах Малайзии объясняется исключительно их желанием найти себе мужей. В далеком 2007 году клеймил позором город Портсмут, говоря, что там слишком много наркотиков, ожирения, нереализованных амбиций и депутатов-лейбористов. В 2016-м – победил в конкурсе The Spectator на самое оскорбительное стихотворение про президента Реджепа Тайипа Эрдогана (справедливости ради уточним, что конкурс был объявлен после того, как Турция потребовала начать уголовное преследование немецкого телеведущего, прочитавшего в прямом эфире язвительный стишок про Эрдогана). В 2017 году лейбористы потребовали уволить Джонсона с поста министра иностранных дел после его слов, что ливийский город Сирт может стать новым Дубаем, если убрать оттуда все трупы.

Как видим, премьер-министр за словом в карман не лезет, а интерес прессы и оппонентов ему очень даже льстит. Обязанности главы правительства, чрезмерно затянувшийся «Брекзит» и внезапно свалившаяся на голову пандемия заставили его умерить пыл, однако Джонсон не был бы Джонсоном, если бы в октябре 2020 года при обсуждении третьего карантина не вскричал: «Скорее улицы будут завалены трупами, чем я введу еще один локдаун!» Такую эмоциональность можно простить в другое время, но не в период пандемии, от которой Британия до сих пор не может оправиться.

Доктор Джекил и мистер Хайд

Официальные представители Даунинг-стрит назвали новость о словах премьер-министра очередной ложью таблоидов. Издание The Daily Mail, которое одним из первых опубликовало материал, поспешило предъявить доказательства. По словам журналистов, Джонсон оказался в меньшинстве по вопросу о введении третьего карантина и не смог сдержать злости.

Летом 2020 года на его стороне выступал министр финансов Риши Сунак, предупреждавший об огромных экономических потерях из-за карантина. Предполагалось, что пик пандемии пройден и страна сможет дождаться вакцины без дальнейших ограничений. Однако уже к осени Сунак был вынужден признать правоту другого лагеря, в который входили министр здравоохранения Мэтт Хэнкок, канцлер герцогства Ланкастерского Майкл Гоув, главный врач Англии Крис Уитти и главный научный советник правительства Великобритании сэр Патрик Уолланс. Они настаивали на введении третьего карантина – в противном случае система здравоохранения перестала бы справляться с наплывом пациентов. Майкл Гоув даже предлагал установить военных по периметру каждой больницы, чтобы помогать врачам и не допускать в здание случайных людей. Джонсон был разочарован мнением кабинета министров, но в итоге уступил. Именно тогда якобы и прозвучала злополучная фраза о трупах.

Анонимные источники, приближенные к правительству, утверждают, что премьер не был сторонником карантина с самого начала пандемии. «Он ненавидит идею самоизоляции, не верит в эффективность локдауна и неоднократно заявлял, что это противоречит его идеям», – пишет The Daily Mail. И в это можно поверить: журналистское прошлое не дает Борису Джонсону покоя и заставляет сомневаться в заявлениях любых экспертов; однако новая роль вынуждает его действовать вопреки убеждениям. Можно вспомнить, как в самом начале пандемии он демонстративно хвастался, что не боится пожимать руки людям, но уже через пару недель был госпитализирован с коронавирусом, после чего изменил свое мнение о социальной дистанции. Можно сказать, что повторяется странная история доктора Джекила и мистера Хайда: темная и светлая стороны борются друг с другом…

Кстати, журналист iTV Роберт Пестон, ссылаясь на свои источники, тоже утверждает, что фраза про трупы прозвучала в дискуссии на Даунинг-стрит. Джонсон прокричал эти слова в кабинете, двери которого были открыты, поэтому его смогли услышать несколько человек. Самого Пестона там не было, но вскоре после заседания он получил от своего информатора СМС-сообщение. В нем говорилось о введении третьего карантина и указывались конкретные даты. The Times заявила, что подробности обсуждения мог слить бывший советник Джонсона Доминик Каммингс, но Пестон это опроверг. «Если бы это был он, я бы рассказал об этом сразу же», – добавил журналист и больше ничего говорить не стал. Ох уж эти кабинетные интриги!

Вездесущий Каммингс

Кстати, о бывшем советнике премьер-министра. Незадолго до публикации в The Daily Mail несколько британских газет опубликовали новость, что уволенный в конце 2020 года Доминик Каммингс был источником слива переписки премьера с миллиардером Джеймсом Дайсоном. Последний просил Джонсона решить проблему, связанную с налоговым статусом сотрудников его компании, а Джонсон отвечал, что все будет решено. В марте 2020 года Dyson объявила о создании новых аппаратов искусственной вентиляции легких, чтобы снабжать ими больницы. Поскольку штаб-квартира компании находится в Сингапуре, Джеймс Дайсон беспокоился о дополнительных сборах, которые придется выплачивать его сотрудникам. Разумеется, главе правительства не запрещено общаться с бизнесменами, однако он должен уведомить о переговорах свой аппарат. Совершенно точно известно, что о просьбе Дайсона знал Риши Сунак, которому было поручено заняться проблемой. Извиняться Джонсон не стал – он оправдывал свой поступок благими целями: быстрая поставка аппаратов ИВЛ гарантировала своевременное оказание помощи больным коронавирусом.

Отсюда вытекает еще одна проблема – доступность номера телефона премьер-министра. Оказывается, Борис Джонсон не менял его больше десяти лет, причем какое-то время назад номер находился на всеобщем обозрении на одном из веб-сайтов. Глава государственной гражданской службы и секретарь кабинета министров Саймон Кейс рекомендовал Джонсону поменять номер, но тот решил его оставить.

После публикации в The Times Доминик Каммингс решил подробно ответить на все обвинения в своем блоге. Он разделил запись на три части и в первой из них рассказал, что действительно видел переписку Джонсона и Дайсона, но не ту часть, которая была позднее опубликована журналисткой Лорой Кюнсберг, и что к утечке отношения не имеет. Во второй части Каммингс остановился на злополучном обсуждении карантина и – внимание! – не постеснялся назвать конкретного человека, который мог слить информацию журналистам. Им оказался Генри Ньюман, один из советников кабмина и… лучший друг Кэрри Симондс, невесты Бориса Джонсона. Последнее невероятно огорчило премьер-министра, и неудивительно: что же это за друг такой, если он сливает информацию с правительственных совещаний?.. В третьей части публикации Каммингс утверждает, что предупреждал Джонсона о неэтичности ремонта в квартире на Даунинг-стрит за счет спонсоров Консервативной партии (об этом пойдет речь ниже), но тот отказался его слушать.

«Грустно видеть, что премьер-министр и его офис не могут соответствовать стандартам компетентности, которых заслуживает эта страна», – подытожил Каммингс и сообщил о готовности поделиться записями и скриншотами важной информации, если это будет необходимо. «У Доминика есть все записи, – заявил анонимный источник газете The Daily Mail. – Они [кабмин] зря обвиняют его в утечке. Каммингс сможет подтвердить свои заявления, поскольку сохранил большую часть корреспонденции».

Ремонт

Когда Борис Джонсон стал премьер-министром, он и его невеста Кэрри Симондс решили оставить официальную резиденцию на Даунинг-стрит, 10 для деловых встреч и официальных приемов, а сами поселились в квартире на Даунинг-стрит, 11. Там жили многие премьер-министры, в том числе предшественница Джонсона Тереза Мэй.

Поскольку квартира является своего рода переходящим наследством, каждый глава правительства переделывает ее под себя и может потратить на это до £30 тыс. из государственного бюджета. Однако в начале 2021 года стало известно, что Симондс и Джонсон решили полностью заменить мебель, поменять предметы интерьера и переклеить обои, потратив рекордные £200 тыс. Пара воспользовалась предложением донора Консервативной партии – мультимиллионера лорда Браунлоу, – но не задекларировала пожертвование, пишет BBC.

В марте Борис Джонсон решил создать благотворительный фонд, чтобы компенсировать траты Кэрри, которая хотела сделать «стены из золота», сообщает The Guardian. Издание намекает на то, что невеста премьера далеко не последний человек в формировании повестки дня. Один из бывших помощников премьер-министра заявил: «Она [Кэрри] будет следить за каждым твоим шагом. Даже когда она не вмешивается в ход дела, вы чувствуете ее присутствие».

В минувшие выходные скандал с квартирой разгорелся снова – не без помощи вышеупомянутого Каммингса. В блоге он прямо заявил, что Борис Джонсон изначально планировал оплатить ремонт за счет доноров своей партии. «Премьер-министр перестал разговаривать со мной об этом деле в 2020 году, так как я заявил, что его планы неэтичны, глупы, возможно незаконны и почти наверняка противоречат правилам прозрачности информации о материальной помощи от третьих лиц. Я отказался помогать ему в организации этих выплат», – утверждает бывший советник.

Пресс-служба Джонсона заявила, что ремонт был оплачен из личных средств премьера, на этом же настаивал он сам во время заседания парламента. Лидер Лейбористской партии Кир Стармер позднее отметил, что ответами главы правительства не удовлетворен: Джонсон вел себя эмоционально, периодически уходил от вопросов, а потом попытался обвинить оппозицию в раздувании скандала с целью привлечь внимание избирателей (6 мая в Британии проходят местные выборы).

Стармер, впрочем, на этом не остановился: 29 апреля он демонстративно позировал камерам в магазине John Lewis, чьи обои и мебель использовала Тереза Мэй во время предыдущего ремонта на Даунинг-стрит, 11. Оказывается, Кэрри Симондс сочла их кошмарными и потребовала все немедленно переделать. Премьер-министру и его невесте досталось за это и от пользователей социальных сетей: они упрекнули Джонсона и Симондс в неуместном снобизме и отрыве от реальности, ведь интерьер от John Lewis может позволить себе далеко не каждый британец.

Избирательная комиссия начала расследование о неуместных тратах, и в случае подтверждения незадекларированного донорства Джонсона ждут штраф в размере £20 тыс. (возможно, меньшее из зол) и неизбежная потеря голосов на выборах, что гораздо хуже. Согласно последнему опросу YouGov, Консервативной партии удается сохранять отрыв от лейбористов в 11 процентных пунктов благодаря успешной программе вакцинации и программе сохранения рабочих мест. Однако преимущество может быстро растаять, в особенности если добавить к коррупционному скандалу крайне негуманное высказывание о горе трупов…

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.