tickets
tickets

Горе от добра: как защитить детей от социальной защиты

Горе от добра: как защитить детей от социальной защиты

«Ювенальная чума», «нака­зание без преступления», «бизнес на детях» – в таких выражениях говорит рус­ско­язычный интернет о за­щите прав ребенка в Вели­кобрита­нии. Ему вторят ма­мы и па­пы, столкнувшиеся с работой британских социальных служб, которые по жуткова­той иронии имеют аббрев­иа­туру SS (social ser­vices). В редакцию «Англии» периоди­чески приходят письма с ду­шераздираю­щи­ми историями об отнятых детях и раз­ру­шен­ных семь­ях – иммигранты попадают в такую беду чаще, чем местные жители.

В этой статье мы попытаемся обобщить имеющиеся у нас сведения об этой проблеме и разобраться в том, что следует и чего не следует делать, чтобы такая беда не пришла в вашу семью.

По данным, опубликованным на сайте forced-adoption.com, ежегодно в Британии изымается из семей более 25 тысяч детей, причем их роди­тели не были обвинены в ка­ких-либо преступлениях, не являются алкоголиками или наркозависимыми. Около 10 тысяч из этих случаев – «во избежание нанесения эмоционального вреда в будущем». И с каждым годом законы, за­щищающие права ребенка, становятся все строже.

Споры вокруг этой пробле­мы также становятся все ост­рее и выходят на международный уровень (в 2012 году Министерство юстиции Слова­кии выступило с резкой кри­тикой системы защиты сло­вацкой семьи в Великобри­та­нии и даже грозило ей исками в Европейский суд по правам человека).

Попытки повесить ярлыки, кто в этой ситуации прав, а кто виноват, – бесполезны, а в случае с родителями, у ко­торых отняли детей, почти безнравственны. Поэтому мы решили вернуться в самую первую точку – ту самую, от­куда берут отсчет леденящие душу истории о разлученных семьях, где родители считают себя абсолютно невиновными. Как же получается, что под всевидящее око SS попадают зачастую очень любящие, за­ботливые родители, которые никогда бы не причинили вред своим малышам? Какие запреты нельзя нарушать ни в коем случае? И что делать, если социальный работник уже стучится в вашу дверь? Попробуем разобраться.

Найти однозначный ответ на первый вопрос нелегко – вер­сий много, но все они недо­ка­зуемы. Правозащитник Лео­нид Райхман проработал мно­го лет в Латвии и теперь по­могает родителям, столкнувшимся с британскими органами опеки. Он убежден, что это все большой и циничный бизнес: «Вопрос бездетности в Англии стоит очень остро – чуть ли не каждая седьмая семья не имеет потомства. И на этой проблеме зарабатываются большие деньги – ребенок попадает в такую семью, делается это очень тихо».

Этой же версии придерживаются члены объединения S.C.O.T.UK (Stolen Children of The UK), организовавшего в 2013 году пикет-митинг против насильственного усы­нов­ления детей, изъятых из «про­винившейся» семьи (for­ced adoption).

По данным, опубликованным в мае 2012 года в Sunday Te­legraph, воспитатели, следя­щие за такими детьми, полу­ча­ют около 400 фунтов в неделю, агентство, занимающееся поиском усыновляющих семей, получает примерно 27 тысяч фунтов за каждую.

Разумеется, у органов опеки есть веские доводы в пользу усиленного контроля за семь­я­ми. Например, этой весной организация NSPCC (National Society for the Prevention of Cruelty to Children) опубликовала данные, согласно которым количество случаев сексуального насилия над детьми до 11 лет в Соединенном Ко­ролевстве выросло на 16% за 2012-13 год (18,915 случаев). А за 2013-14 год они получили 8 тысяч звонков от детей с жа­лобами на нефизическое насилие (emotional abuse), что на 21% больше, чем в предыдущем году.

Почему иммигранты?

Безусловно, защита детей – это одна из важнейших сфер деятельности государства. Но, как показывает практика, в какой-то момент охранительная система почему-то становится карательной.

Почему зачастую жертвами этой «машины» становятся именно иммигранты? Любой человек, наблюдавший за от­ношениями родителей и детей на среднестатистической дет­ской площадке, например, в спальном районе Москвы, а потом – на английском playground, легко ответит на этот вопрос. Подход к воспитанию детей у выходцев из постсоветского пространства имеет мало общего с британским. По­этому нашумевшая история Л. Б., о которой много говорили в латвийской прессе, или Е.С., у которых в разное время заб­рали детей просто потому, что они оставили их дома без прис­мотра, кажутся нам ужасающе несправед­ливыми, в то время как анг­лий­ское законо­дательство счита­ет это серь­езнейшим проступком.

Е.С. повезло – спустя год его 9-летнего сына вернули в семью после неоднократных психологических тестов и заседаний комиссии по ювенальным делам, где присутствовали юристы комиссии, психологи, педагоги. Л.Б. а же борется за свою дочь уже не­сколько лет.

Огромное число таких случаев происходит именно поэтому: иммигранты не знают всех тонкостей местного законодательства, часто испытывают проблемы с языком, тем более юридическим. Кроме то­го, Леонид Райхман считает, что «англичане, уставшие от потока иммигрантов, ведут себя по отношению к ним гораздо жестче, чем к соо­те­чественникам. Если они заме­чают даже малейшие прос­тупки со стороны своих приезжих соседей, они тут же сообщают в социальные службы». То же касается школ и детских садов.

Поэтому получается, что единственный способ уберечь себя от конфликтов с местными службами – строго следовать букве английского права.

Чего нельзя делать никогда

На этой позитивной ноте мож­но было бы дать читателям ссылку на закон и поставить в статье точку. Но загвоздка в том, что здесь и начинаются основные трудности. Защите детей в Британии посвящено множество правовых актов, но все они, во-первых, очень разрозненны, а, во-вторых, весьма расплывчаты в формулировках.

Ниже мы приводим основные постулаты, которые нарушать нельзя никогда:

1. Нельзя оставлять младенцев и очень маленьких детей дома одних – ни при каких условиях. Не следует остав­лять детей до 12 лет на дли­тельный период, особенно ес­ли они могут причинить себе какой-то вред. Кроме того, подростки до 16 лет не должны ночевать дома без прис­мотра взрослых.
(gov.uk/law-on-leaving-your-child-home-alone – стоит обратить внимание на первую строчку, сообщающую, что в законе не указано, с какого возраста МОЖНО оставлять ребенка одного, од­нако нельзя делать это в том случае, если он может подвергаться какому-либо риску).

2. Также вы можете попасть под бдительное внимание со­циальных служб если: подвергаете ребенка, не достигшего возраста 16 лет, насилию или жестокому обращению, умышленно наносите ему увечья, пренебрегаете его потребностями, ставите его в ситуацию, которая может на­нести ему физический или эмоциональный вред.

3. Родитель или другое лицо, которое несет юридическую ответственность за ребенка (законный опекун), не имеет права пренебрегать потреб­ностями ребенка, если это мо­жет послужить причиной травмы, проблем со здоровь­ем. Он также обязан обеспе­чить ребенку достаточное пи­тание, одежду, медицинскую помощь и жилье.
(legislation.gov.uk/ukpga/Geo5/23-24/12/section/1)

4. Ни одно действие по отно­шению к ребенку, которое мо­жет принести ему физический вред, не может расцениваться как «разумное наказание» (reasonable punishment).

Кроме того, в скором времени в действие должен вступить так называемый «закон Зо­лушки», полностью посвя­щен­ный защите ребенка от нефи­зического негативного воздей­ствия, так называемому «пас­сивному эмоциональному на­силию». То, что под этим под­разумевает британское законодательство, вызвало бы на лице педагога советской за­калки крайнее недоумение. А именно:
– эмоциональная отдаленность от ребенка, когда один из ро­дителей или опекун не имеет привязанности к ребенку, не может дать ему ту любовь, которая ему необходима и которую он заслуживает;
– выражение своего негативного отношения к ребенку,
так как это приводит к низ-кой само­оценке;
– требование от ребенка вы­полнять задачи, для которых он недостаточно эмоционально созрел;
– неподобающее и неприлич­ное поведение в присутствии ребенка;
– игнорирование индивиду­ально­с­ти ребенка, так как это мо­жет означать, что взрос­лый таким образом вы­полняет свои собственные эмоцио­наль­ные потребности, а не признает, что ребенок имеет свои собственные нуж­ды и желания;
– ограничение ребенка в его социальной адаптации, общении со сверстниками.
(nspcc.org.uk/Inform/research/briefings/emotionalabuse_wda48215.html)

Легко можно заметить, что формулировки этих законода­тельных актов весьма обте­кае­мы. И если необходимость защищать детей от физического и сексуального насилия не вызывает ни у кого сомнений, то к остальным пунктам возникает множество вопросов. Кто или что, например, становится критерием «достаточной любви к ребенку»? И где та граница, когда детям лучше остаться в семье, а когда их психологическое сос­тояние действительно под уг­розой? «Ребенок рождается и определенное время живет в мире, о возможностях и опасностях которого ничего не знает – об этом ему со­об­щают и оберегают родители. Если они достаточно хорошо выполняют свою функцию, то ребенок может верить, что в целом мир хо­рош, а значит в нем можно жить, действовать, развиваться, – объясняет психоаналитик Александра Оксимец. – Если же тот, кто должен выпол­нять функцию защит­ника, сам представляет опас­ность, то это очень глубоко подрывает веру в существование хорошего. Дальше возможно все разнообразие психопато­логического форми­ро­ва­ния личности (к приме­ру, ребенок идентифициру­ет­ся с агрессором и воспроизводит то, что делали с ним, в от­ношении других). Если же возникает каким-то об­ра­зом взрослый и/или социальный институт, который может защитить ребенка, это кладет камушек на весы уверенности, что в мире есть кто-то/что-то хорошее, помогающее и т.д. Но проблема в том, что любой механизм, даже если он базируется на хорошей идее, с большой ве­роятностью бу­дет причинять вред, если не будет внимательно разбираться в каждом конкретном случае.

В связи в этим возникает еще один вопрос: насколько объективно могут трактовать такие моменты работники со­циальных служб? Тем временем их полномочия обширны и также зафиксированы в за­коне: «Высококвалифи­циро­ван­ные специалисты вправе использовать свою экспертную оценку нужд ребенка для нахождения правильного ре­шения в случае каждого конкретного ребенка. Они могут использовать любые средства для того, чтобы обеспечить ребенку безопасность и благополучные условия». (media.education.gov.uk/assets/files/pdf/w/working%20together.pdf)

Таким образом, зачастую ро­дители оказываются в ситуации, когда они – по меркам тех традиций воспитания, ко­торые приняты в их родной стране – не считают себя ви­новными ни в каких преступ­лениях по отношению к свое­му ребенку, вступают в конф­ликт с достаточно властны­ми и мо­тивированными структурами. Если они плохо знакомы с местным законодательством или не имеют возможности нанять хорошего юриста, этот конфликт может закончиться весьма печально – вплоть до изъятия детей из семьи.

«Золотые правила» Яна Джозефса

Британец Ян Джозефс, живущий во Франции, много лет посвятил изучению этой проб­лемы и помогает (бесплатно) родителям, детей которых пы­таются отобрать социальные службы ЮК. На основании своего опыта он создал ряд «золотых правил», которые помогут вам избежать самых тяжелых последствий в столк­новении с SS. Они размещены на сайте forced-adoption.com и частично переведены (с разрешения автора) на русский язык специально для этого материала:

1. Игнорируйте социальных работников, не впускайте их в свой дом, не подписывайте ни­каких бумаг (если это не противоречит британскому за­конодательству – Ред.). Чем меньше вы вступаете в переговоры с соцработниками, тем меньше у них материала для того, чтобы использовать его против вас в суде;

2. Действуйте в кооперации со своим партнером, отнять ре­бенка у одинокого родителя гораздо легче. Будьте аккуратны при обращении в службы с жалобами на жестокость или домогательства своего партнера в отношении ребенка – вам могут инкриминировать «неспособность защитить своих детей»;

3. Никогда не впускайте социальных работников в свой дом, если у них нет соответствующего официального распоряжения, не встречайтесь с ними один на один, не соглашайтесь на помощь волонтеров в заботе о ребенке;

4. Будьте крайне осторожны в общении с теми, кого называют «консультантами», – всю информацию они передают в социальную службу, которая может использовать ее против вас в суде. Также информацию для дела могут требовать у вашего врача, в полицейском участке, в школе;

5. Помните, что пропущенные визиты врача или отказ от прописанного им лечения, ес­ли это не угрожает жизни ребенка, не считаются нарушением закона;

6. Если дело дошло до суда, требуйте, чтобы вам дали возможность лично говорить в суде. По статистике, большин­ство ро­дителей проигрывают в суде, поэтому очень важно нанять хорошего адвоката и не соглашаться на того, которого бесплатно предоставляет государство, так как это чаще всего не высококвалифицированные юристы;

7. Всегда будьте вежливы с социальными работниками, чтобы они не могли использовать вашу грубость или неучтивость против вас. Будьте особенно вежливы, когда от­казываетесь подписывать ка­кие-либо документы или пускать их в свой дом.

Более подробно об этом можно прочитать по ссылке forced-adoption.com/goldenrules.asp

Как гласит избитая истина, незнание закона не освобож­да­ет от ответственности. Ка­кими бы суровыми или несп­равед­ливыми ни казались им­миг­рантам ограничения в воспитании собственного ребенка, следовать им необходимо – иначе вы можете повторить пе­чальную судьбу тех многочисленных отцов и матерей, которые годами бьются за возвращение своих детей. Для этого посвятите хотя бы один свободный вечер (не забыв убедиться, что в это время ваш ребенок под присмотром, не подвергается эмоциональному насилию, не причиняет себе физический вред и не кричит непристойности сосе­дям) изучению следующих сайтов:

forced-adoption.com – сайт правоза­щит­ника Яна Джозефса со всей необходимой информацией о SS и насильственном усыновлении

nspcc.org.uk – National Society for the Pre­vention of Cruelty to Children

gov.uk/browse/births-deaths-marriages/child-adoption – законода­тель­­ные акты в отношении несовершеннолетних

legislation.gov.uk/ukpga/2004/31 – законода­тельный акт в отношении де­тей от 2004 года

russkiemateri.ru – сообщество русскоязычных матерей, у которых отняли детей

facebook.com/pages/Scotuk-Stolen-Children-of-the-UK/501480456566388 – страница в Facebook сооб­ще­ства S.C.O.T.UK

Настоящая статья не явля­ет­ся юридическим советом. По всем вопросам, связанным с конкретными ситуациями, сле­­­­дует обращаться к юристу.

Читайте также: 

В каком возрасте ребенка можно оставить без присмотра?

Джон Хемминг: «Ювенальную юстицию можно контролировать только с независимой экспертной оценкой»

Дэвид Нивен: «Не нужно бояться социальных служб»

Закон есть закон. Так ли это?

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Viktoria
    27.09.2017, 17:34

    Drastvuice u menja zabrali docku ei bila sivoliw 4 goda.i ani ejo zabrali ne zawto 23 dekobra prowlam gadu reska za 1 cas i v bumagah ani na maju semju napisali klivitu balwuju pust polucit bolwije dengi i est takoi artur gajevskij katorij pradajot ditei prowu umalaju pomagite mne kuda mne nada obracica v kakuju sluzbu 0ust rebonka odali mne ili v latviju otpravili ana grozdanka latviji no radelas v anglie

    REPLY

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.