Спецпроект «Британская история ужасов»: сорок мучеников

Спецпроект «Британская история ужасов»: сорок мучеников
Мученики Англии и Уэльса под Тайбернским деревом (так называли виселицу) https://www.flickr.com/photos/paullew/

Елена Чернова

В прошлой статье мы говорили о самой страшной казни, которая была предусмотрена английским законодательством, она полагалась за государственную измену. Но был в британской истории момент, когда вешали, потрошили и четвертовали за религиозные взгляды.

Раскол

В XI столетии единая до тех пор христианская церковь раскололась на Западную, с центром в Риме, и Восточную, с центром в Константинополе. В XVI веке Западная церковь распалась еще раз, на католическую и протестантскую. 

Протестантские идеи быстро распространились по Западной Европе, и в таком масштабе, что в некоторых странах начали всерьез задумываться, какую религию считать государственной. Правивший тогда Англией король Генрих VIII поначалу с Папским Престолом ладил хорошо — пока папа не отказался аннулировать брак Генриха, а тому очень хотелось поскорей жениться на Анне Болейн.

Король разобиделся и вывел Англию из-под контроля Ватикана, королевской властью установив протестантство в качестве государственной религии и издав в 1534 году «Акт о супрематии», который объявлял монарха официальным главой Церкви Англии. 

«Католик? Гугенот?»

С этого момента началась длинная и печальная история преследований за веру, длившаяся в Англии несколько столетий. Хитрость короля Генриха сделала протестантство единственной законной религией в стране. Теперь гражданам полагалось не только посещать протестантские богослужения и проводить обряды таким же образом, но еще и приносить специальную клятву, в которой они соглашались признавать главой церкви не папу, а короля. 

По стране прокатилась волна стычек между протестантами и католиками, сопровождавшаяся лютой резней. На рыночных площадях запылали костры, сжигавшие еретиков, и еретиком могли в ту пору назвать любого приверженца старой веры, достаточно было пары неосторожных слов.

Жертвы и «охотники»

Службы и ритуалы по утвержденному Ватиканом образцу со временем запретили совсем, а отказавшимся перейти в протестантство священникам приказано было покинуть страну в месячный срок. Тем не менее в Англии тех лет процветали тайные мессы: католики собирались у кого-то на дому, и католический священник украдкой проводил службу. Если приходила проверка, прихожане быстренько прятали пастыря, хватали кружки с элем и изо всех сил изображали обыкновенных гостей.

В ту пору в Англии возникла новая профессия — the priest hunter. «Охотники» занимались ловлей нелояльных католиков, католических священников и агитаторов. Платили сдельно — за каждого доставленного властям католика, так что искали «охотники» усердно и были свободны в выборе методов дознания, а полномочия у них были самые широкие. 

Из-за превращения монарха в главу национальной церкви открытое исповедание католичества стало считаться не только ересью, но и государственной изменой. Для католиков это означало новую волну террора, а в случае поимки им грозила казнь через повешение, потрошение и четвертование (после довольно условного суда).

Тайник для священника (priest hole). commons.wikimedia.org

 

За время Реформации в стране казнили тысячи людей. В 1970 году римский папа Павел VI канонизировал сорок католиков, казненных за религиозные убеждения между 1535 и 1679 годами. Их истории очень разные и относятся к разным этапам выраженного религиозного противостояния.

Монахи и клятвы

Первыми из этого списка, в 1535 году, погибли настоятели трех картезианских монастырей — Августин Вебстер, Роберт Лоуренс и Джон Хоутон. Они обратились к самому ярому идеологу террора — министру Томасу Кромвелю — с просьбой, чтобы у картезианцев не требовали клятву о признании короля Генриха главой церкви, так как это противоречит их монашеским обетам.

Все трое были выпускниками Кембриджского университета, отлично знали друг друга с давних пор и явились на аудиенцию вместе. С ними вместе пришел еще один монах — бригиттинец Ричард Рейнольдс. Они постарались донести до министра мысль, что картезианцы не имеют ничего против короля лично, но их церковные обеты важнее клятв земным властителям.

Аудиенция закончилась плохо: визитеров арестовали прямо в кабинете министра, заключили в Тауэр и отдали под суд. С судом поначалу вышла неувязка, поскольку судьи не нашли в поступках монахов признаков преступления или ереси. Томас Кромвель ожидал результатов, а не дождавшись, отправил посыльного узнать, в чем дело. Когда тот вернулся с новостью, что подсудимых вот-вот признают невиновными, министр не поленился приехать в суд лично и обвинить их сразу в государственной измене. Спорить с идеологом никто не рискнул, монахов признали виновными и казнили в один день в Тайберне через повешение, потрошение и четвертование. 

В монастыри стали приезжать специальные представители, которые требовали клятву о признании короля главой церкви от всех монахов без исключения. Во время присяги в кентерберийском августинианском монастыре отец Джон Стоун отказался приносить клятву. Его тут же арестовали, судили и казнили по обвинению в государственной измене.

Мученики-картезианцы. www.flickr.com/photos/paullew

Трех монахов бенедиктинского ордена — Альбана Роу, Джона Робертса и Амбруаза Барлоу — казнили в разное время, но все они были виноваты в том, что добровольно вернулись в Англию из-за границы, чтобы вести тайные католические мессы. Эти трое были так добры к окрестным беднякам, что потрошить их заживо палачи не решились и из опасения, что зрители взбунтуются, умертвили монахов в первой части казни, при повешении.

Так вышло и во время казни францисканца Джона Джонса, тоже тайком вернувшегося в Англию, чтобы проводить службы. Во время его казни его прихожане взбежали на эшафот и повисли у священника на ногах — и он тут же задохнулся в петле, избежав, таким образом, долгой мучительной смерти при потрошении.

Иезуиты

Десять членов ордена иезуитов пали жертвами многолетних попыток вернуть в Англию католичество — орден посылал сюда одного священника за другим. Дело было очень опасное, иезуитам на английской земле появляться было запрещено.

Двое умерли мучительной смертью только из-за факта въезда: Александер Брайант лишь сопровождал своего наставника, а Генри Уолпол был арестован по доносу одного из попутчиков сразу же по прибытии, еще в порту.  

Эдмунд Кэмпион, Роберт Саутвелл, Эдмунд Эрроусмит и Филипп Эванс были арестованы за проведение нелегальных католических служб, и все были казнены через повешение, потрошение и четвертование.  

Нашлись в ордене и сторонники крайних мер — Томас Гарнет был арестован и позже казнен за участие в католическом Пороховом заговоре 1605 года. Заговорщики планировали взорвать парламент, убить короля Якова I и посадить на трон его дочь, католичку принцессу Елизавету. 

Казнь участников Порохового заговора. commons.wikimedia.org

 

Иезуит Генри Морс приезжал в Англию как католический миссионер трижды, но подпольного священника из него так и не вышло: в каждый его приезд свирепствовала чума, и отец Генри вместо религиозной агитации занимался тем, что помогал больным в самых нищих кварталах Лондона. Его трижды арестовывали по подозрению в католической деятельности и дважды признавали невиновным: было очевидно, что все его время занимала помощь чумным больным, ни на что другое ресурсов не оставалось. На третий раз его все же осудили и повесили, избавив, правда, от лишних мучений.

Работавшего с ним бок о бок священника-католика Джона Саутворта трижды отпускали из тюрьмы, не найдя состава преступления, после четвертого ареста он сбежал из заключения, но в конце концов его все же осудили, и тут отцу Джону повезло меньше, чем отцу Генри: испытать жестокость потрошения заживо ему пришлось сполна.  

Николас Оуэн попал под арест за то, что восемнадцать лет подряд строил в домах у католиков priest holes — тайники, куда мог в случае чего спрятаться священник, явившийся проводить нелегальную мессу. Оуэн был столяром по профессии и в иезуиты попал после того, как много лет проработал слугой у нескольких членов ордена. Властям очень хотелось узнать, в каких домах он строил тайники, и его долго пытали. До суда дело не дошло: бывший плотник умер под пыткой, так и не выдав своих заказчиков. 

Миссионерская деятельность не всегда заканчивалась быстро — священник Джон Уолл вел нелегальные католические службы на дому двадцать два года подряд, для прикрытия устроившись работать директором местной школы, а Джон Ллойд — двадцать четыре года. Казнь Джона Уолла там, где он всю жизнь трудился, чуть не закончилась народным восстанием: директора школы в округе уважали. На всякий случай его тоже перед потрошением повесили насмерть. 

Заговор, которого не было

Примечательна и история Дэвида Льюиса — иезуита-священника, обвиненного в участии в Папистском заговоре, участники которого якобы хотели убить короля Карла II. Дело в том, что Папистского заговора никогда не существовало: его целиком и полностью сфабриковал в 1678 году священник по имени Титус Оутс. Оутс надеялся «приподняться» как спаситель королевской жизни, придумал заговор, написал поддельные письма, нашел фальшивых свидетелей и сам давал ложные показания. 

В документах, изготовленных Оутсом, организаторами заговора значились католики, а исполнителями — иезуиты, и он таки сумел дойти со своей выдумкой до короля. Но Карл II отличался здравомыслием и не только не поверил Оутсу, но и пытался не допустить огласки ради сохранения общественного спокойствия.

Огласки избежать не удалось. Парламент потребовал проверки, и постепенно дело начало разваливаться на глазах. Оутсу не удалось обвинить в заговоре знатных лордов-католиков, подкупленные свидетели начали путаться в показаниях, а когда Оутс, пытаясь выбраться из затруднительного положения, обвинил в участии в заговоре королеву, король потерял терпение, допросил обманщика лично в компании серьезных дознавателей, поймал на массе несоответствий и отдал приказ о его аресте. 

Оутса судили, признали виновным в лжесвидетельстве и заключили в тюрьму, но до этого момента он успел оговорить несколько сотен человек, и в Лондоне началась антикатолическая истерика с массовыми убийствами католиков. Около пятнадцати человек даже успели казнить, причем люди эти были ни в чем не виновны: как потом оказалось, заговорщиками Оутс называл случайных лиц, наугад. 

Дэвида Льюиса, арестованного по подозрению в участии в заговоре, признали невиновным по этому пункту обвинения, но то, что он проводил незаконные католические ритуалы, было доказано. Льюиса казнили путем повешения, с посмертным потрошением: он почти тридцать лет занимался помощью неимущим, и публично резать его заживо власти побоялись.

То же самое произошло со священником Джоном Кэмблом — и его тоже пришлось повесить насмерть, так как восьмидесятилетний святой отец пользовался в своем городе большим уважением не только среди католиков, но и среди протестантов.  

Наказание Титуса Оутса (в медальонах — портреты людей, казненных по его наговору). commons.wikimedia.org

Тайное, ставшее явным

Кроме иезуитов, приезжавших с миссией от ордена, были и обыкновенные священники, виновные лишь в том, что служили мессы по католическому обряду. Среди них был Катберт Мэйн, долго изображавший слугу в доме одного из своих прихожан, богатого лендлорда, и проводивший в его доме тайные мессы для соседей. Арестовали его случайно — при обыске в доме хозяина (его заподозрили в католицизме) у «слуги» нашли католическую книгу.

Другие священники, отправлявшие тайные богослужения и пострадавшие за это, — Эдмунд Дженнингс, Юстас Уайт, Ральф Шервин, Джон Пэйн, Полидор Плэсден, Джон Плессингтон, Джон Элмонд и Джон Бост (выпотрошенный с особой жестокостью после поимки в тайном убежище). А вот отец Люк Кирби даже не успел приступить к службам: его арестовали прямо в порту, сразу по возвращении в Англию из Рима. 

Мученики-миряне

Кроме священников и монахов, которым религиозная стойкость положена по сану, среди сорока мучеников есть и семеро мирян — верующих, не являвшихся служителями церкви.

Слуга Джон Ригби попал в суд в качестве свидетеля и неосторожно признал себя католиком при допросе. Ричард Гвин, учитель из Уэльса, отказался посещать протестантские богослужения. Директор школы Свитун Уэллс занимался организацией тайных богослужений — его нашли случайно, вовлеченность доказать не сумели и поэтому казнили менее болезненным образом, через обычное повешение.

Самый знатный из сорока мучеников — Филипп Говард, тринадцатый граф Арундел, кузен (а одно время и фаворит) королевы Елизаветы и крестник испанского короля. Выходец из католической семьи, он был арестован по подозрению в католичестве и участии в заговорах. Ни то, ни другое не смогли доказать, но граф провел десять лет в заключении в Тауэре, пока не умер там от дизентерии. В ту пору казнили и за меньшее, но для казни персоны такого ранга требовалась подпись королевы, а она подписывать смертный приговор графу отказалась наотрез. 

Английские мученики эпохи Реформации www.flickr.com/photos/paullew/

 

Три мученицы

Есть в списке и три женщины. Маргарет Вард, служанка из богатого дома, помогла сбежать из тюрьмы католическому священнику, принеся ему веревку, по которой он сумел спуститься из окна. Веревка осталась в окне, и на основании этой улики Маргарет — единственного посетителя беглого священника за многие месяцы —  повесили в Тайберне.

Маргарет Клитроу прятала в своем доме католических священников. Чтобы выпытать у нее больше сведений, применили пытку peine forte et dure — подозреваемую прямо возле ее дома уложили наземь, накрыли доской и нагрузили сверху тяжелые камни. Обычно такое мучение длилось несколько часов, но у Маргарет был больной позвоночник и она вынашивала четвертого ребенка, поэтому умерла очень быстро. Обычно беременных женщин не подвергали пытке; в случае Маргарет стражники тоже отказались это делать, и «охотнику» пришлось нанимать каких-то бродяг, чтобы они таскали камни.

Анна Лайн стала католичкой, вступив в брак с католиком. Мужу ее пришлось бежать из страны, а она осталась в Англии и содержала тайный приют для католиков. За это ее позже и повесили. 

Со временем Ватикан со скрипом, но признал протестантство, поэтому антикатолические законы сначала смягчили, а потом отменили. Сейчас религиозное преследование в Британии целиком ушло в прошлое, но эта кровавая страница истории — та цена, которую пришлось заплатить за нынешнюю толерантность. На память остались записи в старых книгах, priest holes в старых домах, но самое главное — терпимая к инакомыслящим страна. 

Елена Чернова

Также в цикле “Британская история ужасов”:

– Прокаженный король

– Мрачный жнец и чума

– Повешен, выпотрошен и четвертован

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.