Спецпроект «Британская история ужасов»: сожженная заживо

Спецпроект «Британская история ужасов»: сожженная заживо
фотоcommons.wikimedia.org

Елена Чернова

Два вида казней издревле считались самыми жестокими в Британии. Первая – смерть через повешение, потрошение и четвертование, полагавшаяся за государственную измену (подробнее читайте в №27 за 2020 год). Сегодня мы поговорим о второй – сожжении заживо у столба. 

Свидетельства о казни через сожжение в Англии появляются в XIII столетии, и, в отличие от многих других европейских стран, здесь такая кара полагалась вовсе не за ведьмовство. Законы менялись, и бывали времена, когда сжигали за изготовление фальшивых денег, но в основном так казнили еретиков (независимо от пола) и женщин, виновных в государственной измене или так называемых petty treasons. Что же это такое?

Преступления лояльности

Petty treasons, то есть малые измены (их также именовали преступлениями лояльности), – довольно специфическая часть английского права. К таким изменам относили три вида преступлений: убийство мужа женой, убийство хозяина слугой и убийство прелата рядовым священником. Примечательно, что убийство жены мужем считалось не малой изменой, а обычным убийством, за которое полагалась куда менее мучительная казнь. 

Существовали два вида наказаний за малую измену: повешение для мужчин и сожжение заживо у столба для женщин. И если мужская казнь мало отличалась от той, что причиталась за обычное убийство, то убившая своего мужа женщина умирала очень медленной и страшной смертью. И с этой печальной историей об английском семейном праве мы познакомимся через биографию Кэтрин Хэйс – последней женщины, заживо сожженной в Англии. 

Плохое начало

Родилась Кэтрин в 1690 году неподалеку от Бирмингема в бедной семье. Девочка очень рано начала вести вольный образ жизни, а в четырнадцать лет покинула деревню и стала сначала профессиональной проституткой, а затем официальной содержанкой сразу у целой группы молодых офицеров при воинской части.

Позже Кэтрин устроилась работать в Уорикшире – нанялась прислугой в дом местного фермера, где быстро обзавелась плохой репутацией и незаконнорожденным младенцем. Когда фермер обнаружил, что на служанке тайком женился его старший сын Джон, он пришел в ужас, но делать что-то было уже поздно. Молодые супруги какое-то время жили на ферме, а потом перебрались в Лондон. Там Джон Хэйс вскоре стал очень успешным торговцем, а затем и закладчиком – содержателем ломбарда. Тем не менее добра не вышло: Кэтрин отличалась распущенностью и склочным характером, а Джон – привычкой люто бить домашних. 

Живого места нет

Надо сказать, в ту пору домашнее насилие часто приводило к еще большей беде. До XIX века браки и разводы относились к юрисдикции церковного суда, а в нем разводы были великой редкостью. Иногда церковный суд мог аннулировать брак, признав его недействительным, но это тоже случалось нечасто и только по особым поводам, вроде случайно обнаружившегося между супругами кровного родства. Побои и истязания поводом для развода не считались (и, кстати, для лишения родительских прав тоже) – более того, они никак не преследовались законом и ничем не ограничивались. Наказывали за них только в том случае, если кого-то забивали насмерть. Тогда виновника судили за убийство и обычно вешали без лишних слов. 

В результате миллионы английских женщин и детей перманентно находились в состоянии избитости до полусмерти (с сотрясением мозга и сломанными костями), а также сильного истощения (морить домашних голодом закон тоже не запрещал, пока все живы). Из этой ситуации зачастую не было другого спасения, кроме смерти, и женские и детские самоубийства были вплоть до XIX столетия обычным делом.

Соответственно, ситуация, когда жену обвиняли в убийстве мужа, тоже не была большой редкостью. Кто-то из подследственных избавлялся от спутника жизни, устав от издевательств или защищая детей, кто-то – желая вступить в брак с кем-то еще, а кто-то – ради возможности унаследовать имущество. Кэтрин Хэйс руководствовалась несколькими причинами сразу, но до убийства она дозрела только в 1726 году. 

Она организовала убийство

Хэйсы жили в своем доме на Оксфорд-стрит. Три комнаты на втором этаже они сдавали внаем, и в 1725 году там поселились два молодых человека: Томас Вуд и Томас Биллингс, оба родом из той же деревни, что и Джон Хэйс. Томас Биллингс был незаконнорожденным сыном Кэтрин – тем самым, которого она родила в девичестве и которого, по настоянию Джона Хэйса, перед свадьбой отдали на воспитание в другую семью. 

Материнство, соседство и шестнадцатилетняя разница в возрасте не помешали Кэтрин вступить в любовную связь сразу с обоими ее постояльцами. Сделав это, она полгода всеми доступными способами уговаривала их убить ее мужа, обещая отдать им унаследованные от него деньги. Манипулировать Кэтрин умела, и любовники согласились. Они напоили Джона Хэйса допьяна и забили его насмерть топором. Затем уже втроем, в компании Кэтрин (в убийстве она предусмотрительно решила не участвовать), они расчленили тело, голову выкинули в Темзу где-то в Миллбанке, а остальное сбросили в пруд в Марилебоне. 

Обнаружилось убийство случайно. Утром голову Джона Хэйса вынесло на берег в Вестминстере, ее подобрали, накололи на пику и поместили во дворе церкви Святой Маргарет для опознания, и в тот же день голову увидел и узнал один из деловых партнеров Хэйса. Стража на всякий случай арестовала всех живших в его доме: трех постояльцев и Кэтрин (ее застали в постели с Томасом Биллингсом), – а вскоре нашла и следы преступления.

Следствие ведут

После ареста Томас Вуд заболел в тюрьме и, почувствовав, что умирает, признался в совершении убийства и рассказал детали. Кэтрин же до последнего уверяла, что не знала о готовящемся преступлении. Когда ее допрашивали о причинах ненависти к мужу, она говорила о запретах посещать церковь, постоянных тяжких побоях и убийстве двух их новорожденных детей. 

Казнь Кэтрин Хэйс (рисунок современника, предположительно побывавшего на казни) https://commons.wikimedia.org/

О детях стоит сказать особо. По словам Кэтрин выходило, что двух первых детей пары, родившихся недоношенными, ее муж Джон задушил сразу после рождения и ночью закопал в саду (еще в Уорикшире) – чтобы не росли семейные расходы. Скверно он обошелся и с остальными детишками: Кэтрин родила ему двенадцатерых, но они либо умирали в раннем детстве (Кэтрин говорила, что от побоев), либо были очень рано отосланы из дома в учение. По законам тех лет родители обязаны были растить детей только до пяти лет, после ребенка уже можно было отправить работать, чтобы он добывал себе на пропитание собственными силами – Джон Хэйс так и поступал. 

У суда не было полной уверенности, что слова Кэтрин правдивы, но письмо в Уорикшир, чтобы разыскать останки и организовать их погребение по-христиански, все же написали. Двоих убийц приговорили к повешению, а организовавшую убийство Кэтрин признали виновной в малой измене и приговорили к сожжению заживо.

Последний костер

Сожжение обычно устраивали на открытом пространстве. Жертву привязывали к вкопанному в землю столбу, обкладывали вязанками хвороста и поджигали. В старые времена женщин сжигали заживо, но к XVIII веку средневековые дикости стали отмирать, так что убийц стали душить накинутой сзади на шею петлей сразу после того, как хворост загорится, а сжигали уже труп. С Кэтрин попытались поступить так же, но веревочная петля загорелась, поэтому женщина сгорела заживо. Палач, желая исправить ситуацию, принялся кидать тяжелые поленья в преступницу, но смог только разбить ей голову. 

Эта казнь неожиданно сильно повлияла на общественность. Современники ужаснулись, и контроль за исполнением приговоров ужесточили, так что Кэтрин Хэйс стала последней женщиной Англии, сожженной заживо. В 1790 году сожжения запретили вообще.

А вот историки до сих пор спорят, кем же была Кэтрин на самом деле – несчастной жертвой, борцом за женские права или расчетливой убийцей, ради выгоды избавившейся от мужа чужими руками. 

Также в цикле “Британская история ужасов”:

 

Первый крестный отец Лондона

– Капитан Кидд и сундук мертвеца

– Судья-монстр и морское право

– Проститутка Нелл Гвин

– Прокаженный король

– Мрачный жнец и чума

– Повешен, выпотрошен и четвертован

– Сорок мучеников

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации


This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.