Спецпроект «Британская история ужасов»: детоубийца с гравюры Хогарта

Спецпроект «Британская история ужасов»: детоубийца с гравюры Хогарта
фотоpicryl.com

Елена Чернова

Убийство матерью своего ребенка – один из криминальных сюжетов, которые леденят кровь. Сегодня мы поговорим о героине как раз такой истории. Эта женщина одновременно и известна, и нет: известна – потому что гравюра с ее портретом знакома любому британцу, а нет – потому что на гравюре наша героиня выступает анонимно, символизируя спившуюся женщину вообще. Что же повлияло на превращение нормальной работающей матери (и множества других людей) в аморальное чудовище? Как часто бывает, руку к этому приложило государство. 

Шерше ля фам

Нашу героиню звали Джудит Дюфур. Когда ее повесили (в 1734 году), ей было около тридцати лет. Родилась Джудит в лондонском Спиталфилдсе в семье французского эмигранта, занимавшегося производством шелка, – после французских гонений на гугенотов таких эмигрантов в Лондоне появилось много. Дети в ту пору часто получали профессию своих родителей, поэтому Джудит в одиннадцать лет начала трудиться в шелкоткаческой мастерской. Работала она не у своего отца, а по найму – у одной из соседок-мастериц, причем довольно долго прослужила на одном месте, больше десяти лет. Потом сменила место работы, попала, как сказано в документах суда, в плохую компанию и родила внебрачного ребенка, который умер вскоре после рождения. Дальше Джудит покатилась по наклонной вниз, и чем дальше, чем быстрее. Причина проста: Джудит начала пить джин, по некоторым данным – чтобы пережить смерть младенчика. 

Джинн джина

Тут мы ненадолго оставим Джудит и взглянем на алкогольную историю Англии. Она не так богата: до XVII века здесь редко пили напитки крепче трех градусов. Виноград на английских берегах толком не растет, поэтому вино и бренди были только привозные и очень дорогие – они были доступны только знати. Виски в нынешнем виде появился только к XVIII столетию. Поэтому простой народ пил обычно сидр или пиво, причем их часто разводили водой. Пили алкоголь не столько ради хмеля, сколько для обеззараживания воды. А потом появился джин.

Все началось с того, что в 1688 году на английский трон сел Вильгельм Оранский, правитель Нидерландов. У Британии в ту пору шел очередной конфликт в Францией, и, чтобы ослабить последнюю, парламент принял несколько актов, ограничивающих ввоз и продажу французского бренди и поддерживающих производство джина. Джин был традиционным напитком в Нидерландах, а в Англию его завезли, как нетрудно догадаться, с воцарением Вильгельма. Для производства джина, в отличие от бренди, виноград не требовался, и вскоре джинокурни появились по всей стране. Парламент подогрел процесс: ради поддержки отечественного производителя было разрешено производить и продавать джин не только почти без налогов, но даже и без лицензии. Это сделало конечный продукт очень-очень дешевым и привело ко множеству печальных последствий.

Джин начал стоить дешевле пива, причем был в десять раз крепче. Раньше употребление спиртного сдерживалось высокими ценами – у небогатых слоев населения попросту не хватало денег на то, чтобы спиться, но тут плотину прорвало: крепкий алкоголь стал доступен всем. По Англии пронесся поток безумия, получивший название Gin Craze. В рекордный срок в стране спилось огромное количество людей: как мужчин, так и женщин. К этому прилагались все последствия алкоголизма: преступность достиг невиданного ранее уровня, количество разорившихся хозяйств покинуло все разумные пределы, резко стало больше уличных проституток и сирот и т. д. Городские трущобы разрастались с невиданной скоростью, пьянство в них стало тотальным. 

Преступление

Gin Craze затронул и Джудит Дюфур – вместе со своей плохой компанией она начала пить и довольно быстро спилась до потери человеческого облика. Когда у нее родился второй внебрачный ребенок – дочка, которую назвали Мэри, – Джудит отдала ее в работный дом, где иногда навещала. Работу она потеряла, и чем Джудит после этого жила, никто не знает, но, вероятно, уличной проституцией. По тем временам вполне обычная история – неудивительно, что джин быстро прозвали Mother’s Ruin, «Разрушитель Матерей».

Потом Джудит забрала дочь из приюта, заявив, что хочет растить ее сама. Она принесла ребенка домой, а вечером уселась выпивать в компании своего приятеля. Девочке в приюте выдали новую одежду – когда джин кончился, пара решила эту одежду снять, продать и купить на вырученные деньги еще выпивки, а ребенка подкинуть куда-нибудь, чтобы не мешал. Так они и сделали. Пьяная Джудит сама принесла свою двухлетнюю дочь на улицу, раздела, а чтобы заставить замолчать, придушила платком – сначала слегка. Затем (по словам самой Джудит, под нажимом приятеля) задушила насмерть, тут же бросила тельце в придорожную канаву и отправилась покупать выпивку. 

Арестовали Джудит быстро – с пьяных глаз ей и в голову не пришло всерьез таиться. Ее судили, признали виновной и повесили в Тайберне 27 февраля 1734 года. Свою вину она признала сама еще до допроса, сообщив также, что о сделанном она сожалеет и жить спокойно с этим преступлением на совести не может.

Beer Street and Gin Lane

А теперь о славе. История Джудит Дюфур наделала много шума. Скандал вокруг тотальной деградации нации в рекордно короткий срок тогда уже кипел вовсю, но обуздать алкогольный поток полумерами не удавалось. Также уже появились общественные группы, в которые входили умные и деятельные люди. Они приходили с проверками в самые страшные трущобы Лондона и отсылали отчеты об увиденном в парламент, королевскую канцелярию, городскую администрацию в расчете на то, что правительство таки примет меры и ограничит производство и продажу джина. 

Одним из таких общественных проверяющих был знаменитый художник Уильям Хогарт. Он вел большую благотворительную работу и ходил даже в самые страшные трущобы. Кроме отчетов, он рисовал гравюры, которые по тем временам использовались как инструмент для пропаганды новых идей. В частности, Хогарт нарисовал две парных гравюры под общим названием Beer Street and Gin Lane.

На первой – Beer Street – изображена чинная и чистая улица, где все заняты делом, а благополучные и здоровые горожане не спеша пьют пиво, явно не очень крепкое. А вот на Gin Lane все обстоит иначе. Здесь везде разруха. Кругом спившиеся, истощенные люди; слева кухарка и рабочий принесли закладывать свои орудия труда, чтобы купить выпивку; на заднем плане люди пьют сами и поят джином новорожденного; рядом небрежно хоронят за приходской счет алкоголичку, бросив на землю рядом ее осиротевшего грудного ребенка; в толпе идет драка; на заднем плане пикой закололи младенца; на ступенях умирает спившийся, больной туберкулезом солдат; в окне одной из комнат виден повесившийся самоубийца. 

Но центр гравюры, несомненно, опустившаяся женщина с сифилитическими язвами на ногах, которая пьяна и не замечает, как ее маленький ребенок падает вниз. Считается, что эту аллегорическую фигуру Хогарт рисовал с Джудит Дюфур – но, видимо, не только с нее. Действие происходит в одной из самых скверных трущоб Лондона, Сент-Джайлс, – место легко опознается по скульптурам на крыше церкви на заднем плане. Хогарт бывал здесь с инспекциями несколько раз, пытаясь добиться ограничений на продажу джина и соцпомощи для самых беззащитных и неимущих. Сохранились его отчеты в городскую администрацию: судя по ним, все, что изображено на гравюре, нарисовано с натуры – так и выглядело Gin Craze на самом деле.

Эффект от поддержки производства джина был такой ужасающий, что тревогу одновременно подняли самые разные организации. Свободы на продажу и производство джина начали под давлением общественности урезать, а в 1751 году полностью вернули все запреты обратно. Но, увы, к тому времени в стране выросло несколько поколений алкоголиков и погибло множество детей и взрослых. А вот люди, которые из лучших побуждений это безумие запустили, никакого наказания не понесли.

picryl.com

 

Также в цикле “Британская история ужасов”:

– Парламентская Джоан

– Ведьмы из Пендла

– Сожженная заживо

– Первый крестный отец Лондона

– Капитан Кидд и сундук мертвеца

– Судья-монстр и морское право

– Проститутка Нелл Гвин

– Прокаженный король

– Мрачный жнец и чума

– Повешен, выпотрошен и четвертован

– Сорок мучеников

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.